Случайная подборка модов
Новый Арсенал 4.5
3.7
MDRK mod 1.0
4.0
Новое Время
3.2
Смерти Вопреки. Послушник
3.4
GUNSLINGER mod
4.5
Clear Sky: MYSTERY
4.1
Последние обновленные темы Прямой эфир Самые популярные темы Последние новости
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: FanG  
Форум » Творчество » Литература » МИСТ: туманный мир / MIST: misty world / книга (Не так страшен конец света, как то, что будет потом.)
МИСТ: туманный мир / MIST: misty world / книга
Российская Федерация  MEW
Суббота, 21.06.2014, 02:18 | Сообщение # 1
Статус:
Гость:
Сообщений: 51
Награды: 3
Регистрация: 02.01.2012

"МИСТ: туманный мир" (англ. mist - туман) - приключенческий научно-фантастический роман с элементами фэнтези, мистики и ужасов. Покрытая океаном и островами планета Мист в галактике М33 (созвездие треугольник) пережила глобальную катастрофу, в результате почти всё население погибло, климат претерпел беспорядочные перемены, а местами планету буквально вывернуло наизнанку, появились аномальные зоны и немыслимые существа. Потомки немногих выживших не знают причин произошедшего, а их главная забота - выжить сегодня, чтобы продолжить выживать завтра. Те, кому повезло, живут в подземном городе, изолированном от внешнего мира и жестокой разгневанной природы. Лишь единицы отваживаются на свой страх и риск иногда выходить наружу для добычи ресурсов, поддерживающих стареющий город. Один из жителей начал преследовать собственные цели в этих вылазках и пытаться найти способ сделать жизнь на планете более благоприятной. Однажды он ушёл внезапно и пропал. И тогда его сын решается отправиться на поиски отца.

Туманный мир.
Не так страшен конец света, как то, что будет потом.


Звёзды, которые мы видим на ночном небе – это прошлое. Глядя в космос, можно увидеть лишь то, что было давно. Наше зрение воспринимает только свет, излучённый или отражённый, и мы можем наблюдать освещенные объекты в пространстве. А свет далёких звёзд долетает до нас через десятки, а порой тысячи и даже миллионы лет. Мы окружены прошлым. Возможно, в данный момент времени они уже совсем по другому выглядят, где-то далеко могли вспыхнуть сверхновые необычайной силы, могла зародиться или погаснуть жизнь… но всё это мы увидим через миллионы лет (и даже уже не мы лично)… если сами не угаснем.



Секретные материалы. Вместо вступления.

- Отправитель – Земной астрономический центр. Абонент – астрономический центр Соляриса. Прошедшей ночью наблюдался необычный блеск двойной звезды в галактике М33, в течение нескольких часов отчётливо различались красный и голубой компоненты пары, после чего интенсивность упала, но мы всё ещё можем наблюдать объект.
- Отправитель – астрономический центр Соляриса. Абонент – Земной астрономический центр. Мы тоже имели возможность наблюдать это явление. Объяснить его в настоящее время не представляется возможным.
- Отправитель – Земной астрономический центр. Абонент – астрономический центр Соляриса. В связи с относительной близостью галактики М31 к объекту можно предполагать, что это могли быть последствия очередного опасного эксперимента, что вызывает беспокойство, пусть это и произошло более трёх миллионов лет назад. Если эта гипотеза верна, то остаётся лишь надеяться на локальный характер последствий.
- Отправитель – астрономический центр Соляриса. Абонент – информационный архив Соляриса. Приказ. Срочно извлечь всю информацию о Мист в М33 и передать втайне. Просмотр кем-либо строжайше запрещён. Сообщение после прочтения удалить.



Глава 1. Во мраке.
Печаль и страх — реакция на время. Тоска и ужас — реакция на вечность.
Печаль и страх обращены вниз. Тоска и ужас — к небу.
Сергей Довлатов, русский писатель.


– Олвин, ты боишься темноты?
– Нет. Но боюсь остаться без света.
Вопрос прозвучал неожиданно, но Олвин ответил машинально, не раздумывая. И сам собой удивился. Ведь что такое темнота? Это и есть отсутствие света. Получалось противоречие. Впрочем, его это не волновало. Вопрос был глупый и не к месту. Хотя… снаружи доносился гул шторма, вокруг то и дело плясали тени от фонариков, и порой кто-нибудь да вздрагивал от неясного шороха из глубины пещеры. Настроения и мысли у собравшихся вокруг горячих камней соответствовали обстановке.
– Вот так сказанул, разве это не одно и тоже? – фыркнула Элли.
– Нет.
Запахло печёным картофелем, и Элли подалась вперёд, переворачивать клубни старой металлической лопаткой со следами ржавчины. Луч фонаря высветил её бледное остроносое лицо, обрамлённое пепельно-русыми кудрями. Картофель запекался на камнях, насыпанных в расщелину в полметра шириной и полтора длиной. Оттуда во время шторма всегда поднимался горячий пар. Многие поначалу побаивались, но потом привыкали. В конце-концов, молодёжь собиралась на эти штормовые посиделки в закутке тёмной пещеры уже долгие годы и не одно поколение, а человек привык не брезговать тем немногим, что даровала жестокая природа. Десятилетний мальчуган Себастьян подёргал Элли за рукав и прошептал: «его папа сталкер, поэтому он ничего не боится». Элли не ответила.
Сегодня собралось человек десять… нет, даже пятнадцать. Олвин бегло пересчитал по головам. В основном подростки лет пятнадцати и несколько детей помладше. Элли недавно исполнилось шестнадцать, а Олвину скоро должно исполниться семнадцать. Все жители подземного города старше пятнадцати лет занимались общественной работой. Элли из семьи мэра, а по профессии садовод и помогала ухаживать за картофелем – важнейшим источником пищи. Олвин происходил из семьи инженеров и занимался починкой электрических приборов, что весьма актуально в стареющем подземном городе с искусственным освещением.
Звонко запрыгал камешек в глубине пещеры, и все невольно вздрогнули. Элли плотнее закуталась в накинутый на плечи старый серый плащ и стиснула лопатку. Олвин нащупал рукоять висевшего на поясе кинжала – длинного старинного ножа с двусторонним лезвием, подаренным отцом на пятнадцатилетие. Сидевший рядом друг Том принялся нажимать ручку динамо-машинки, заряжая подсевший ручной фонарь, отчего он засветил чуть ярче. Уж кто, а он не скрывал страха перед тьмой. Из холодного мрака донеслось шипение.
– Неужели змея, – прошептала Кристина, одногодка Элли, хорошо узнаваемая по стянутым в тугой хвост тёмным волосам, контрастировавшим с бледной кожей.
Надо сказать, что бледность лица была характерна здесь для всех, вед никто из горожан не видел солнечного света.
Из темноты донёсся чей-то смешок.
– Тогда мы будем кидать в неё горячие камни, – решительно сказал Олвин.
Из углубления в стене на свет фонариков показались трое парней и поспешили к собранию. «Эш, вот гад» – тихо произнёс Том.
– Что, испугались? – усмехнулся Эш.
– Да они онемели от страха, – сказал его закадычный приятель Влас.
– Пещерные змеи рулят, – добавил третий. Кажется, Кир, Олвин его плохо помнил.
Это были парни постарше, лет девятнадцати-двадцати. В свободное от работы время они развлекались, собираясь в банду, которую именовали «пещерными змеями», и даже носили свой символ – завязанную на шее верёвку, один кончик которой был заострён, а второй разрезан наподобие пасти, символизируя змею.
– Совсем не смешно, – строго сказала Элли.
– Простите, принцесса, за неудачную шутку простого люда, – съязвил Эш.
Незваные гости подсели с разных сторон, кто куда втиснулся.
– Вовремя, как раз к угощению, – заметил Влас.
Действительно, картофель уже испёкся, и Элли начала скидывать лопаткой клубни с камней в разные стороны, чтобы всем досталось.
– Не называй её так, – вступился Олвин, заметив, что Элли расстроена и небрежно бросает картофель.
– Ты так набиваешься к ней в кавалеры? – съехидничал Эш, пристраиваясь между ним и Томом.
– Просто относись ко всем с уважением, – присоединилась Кристина. – И твоя шутка со змеёй была дурацкой.
– Да ладно, – пожал плечами Эш, и пригладил назад взлохмаченные рыжеватые волосы. – Эй, Кристина, а хочешь, я покажу тебе настоящую пещерную змею?
– Сам на них любуйся.
– А я видел одну. Но только издалека. У неё было мощное гибкое тело толщиной с человеческое. Такая сразу задавит. Говорят, пещерная змея заглатывает добычу целиком, а потом долго переваривает. Жертва задыхается в её брюхе. Но это ещё хорошо, ведь иначе пришлось бы заживо перевариваться целую неделю. А ещё я слышал, что когда-то на этом самом месте змея утащила одного мальчика. И потом долгое время здесь было запрещено собираться. Но когда старый мэр умер, о запрете забыли. А змея-людоед или даже уже её потомство всё ещё обитает где-то в потайной пещере и ждёт, когда кто-нибудь зазевается и отстанет, когда все будут уходить. И этот несчастный обязательно попадёт змее на обед.
Все притихли, пока звучала страшилка. Или это действительно правда? Маленький Себастьян даже замер с надкушенной картофелиной.
– Да ну, всё это сказки для детей, – махнул рукой Том.
– Ты так уверен?
Том не ответил, но вид у него был встревоженный. Видно, что он сказал это для собственного успокоения. Впрочем, другие всё же присоединились к его мнению, и со всех сторон послышались комментарии: «чушь, не мог ты видеть змею, да моя бабушка и не такие сказки рассказывала…»
Из уходящего под небольшим уклоном вверх подземного хода послышался короткий звон колокольчиков. Все моментально подпрыгнули со своих мест и, не сговариваясь, похватали немногочисленные вещи. Не забыли и остатки картофеля – бросать пищу было категорически не принято. И все дружно поспешили вниз, к городу.
– Что это могло быть? – спросила Элли у Олвина, боязливо оглядываясь.
– Не знаю, но это могут быть только подвешенные сигнальные колокольчики на границе, – ответил Олвин.
– Никого не забыли? Вдруг змея? – шутливо спросил Эш, хоть и без весёлой интонации.
– Вот только не до твоих шуточек сейчас, – огрызнулась Кристина.
– Да ладно, – снисходительно сказал Олвин. – Как говорит отец: когда очень страшно, то или плачь, или шути.
– Эй, сам ты испугался, понял? – возмутился Эш.
– Тогда чего не остался?
Эш не ответил. На сей раз он проиграл, а когда нечего возразить, то лучше промолчать.
Тёмный каменный коридор резко расширился в огромный грот с высоким потолком. Его центральную часть заполнял свет сотен фонарей. Двухэтажные дома, выстроенные в аккуратные улицы, напоминали типичный уютный городок с населением чуть более тысячи человек, изображения которых могли встречаться на картинках в старых книгах. Только там над такими городками было голубое небо и белые облака, а здесь – вечная тьма, как над головой, так и со всех сторон.
– Все здесь? – спросила Элли, посматривая на ребят.
– Да, всё в порядке, – подтвердил Олвин, пересчитав всех и не забыв горе шутников. – Можно расходиться.
– Всё равно было здорово, – сказал Себастьян своему приятелю одногодке.
– Конечно, шторм уже всё равно заканчивается. Слышите, шум снаружи почти стих, – сказал им Олвин.
Группа начала разделяться. Все пошли к своим домам по двое или трое, обсуждая штормовые посиделки.
– Эй, Олвин, не надоело с мелюзгой возиться? – спросил Эш, немного задержавшись. – Мы можем подумать, не записать ли тебя в пещерные змеи.
– Я польщён приглашением, но у меня много работы и совсем нет времени на приключения. Может когда-нибудь потом, – ответил Олвин.
– Смотри, мы можем передумать, – ответил Эш.
Сунув руки в карманы, он удалился в сопровождении приятелей.
– Ты ведь правда не думаешь об этом? – спросил Том.
– Ещё чего не хватало, – успокоил его Олвин.
– Ладно, побегу домой, бабушку проведать надо.
Том заспешил вперёд. На окраине города располагались теплицы. На входе висела напоминающая табличка: «выходя, не забудь зарядить фонарь».
Настроение было не ахти, и разные мелочи жизни вроде проделок Эша сейчас не волновали Олвина. Он шёл не спеша. Все уже ушли вперёд, кроме Элли.
– С ними ведь всё в порядке? – осторожно спросила она.
– Да, они задержались из-за шторма, – ответил Олвин, хотя и не мог знать этого наверняка.
– Кристина очень переживает, ведь мистер Фокс тоже пошёл с группой. Но все знают, что Джеймс Рейли лучший проводник во внешний мир.
– Надеюсь. Он называет себя сталкером.
– Я не совсем понимаю, что это значит, папа запрещает говорить об этом, и, может быть, он прав. Но ребятам нравится, звучит как-то внушительно.
– Сталкер – это тот, кто первый идёт в неизведанное. Можно сказать, это разведчик и проводник.
– Папа говорит, что так называют ещё тех, кто делают что-то запретное.
– Выходит из города запрещено, это так. Но благодаря моему отцу мы знаем, что город находится внутри большой горы, а гора на острове, и что где-то снаружи есть другие люди, хоть их и немного.
– Предыдущая цивилизация погибла, да? Все это знают. Интересно, как выжили какие-то ещё люди на поверхности? Может быть, наш город не один такой? Мистер Рейли не уточняет, а его спутники вообще всегда молчат и подолгу приходят в себя после каждого похода. А в этот раз их они ушли на целых две недели и вчера не вернулись.
Олвин и не заметил, как они вышли на городскую улицу и уже приближались к его дому.
– Кто знает, может и так. Наш город стоит на источниках горячей воды и существует благодаря геотермальному электрогенератору. Возможно, где-то был такой же, но генератор сломался и…
– Не говори так. Это худшее, что может произойти. Тогда всем придётся выйти на поверхность. Здесь мы в безопасности, а там… всё ещё то, что убило целую цивилизацию.
Они остановились на пороге дома Олвина.
– Не волнуйся, наш генератор в полном порядке. Главный инженер обещал в ближайшие дни показать схему и его устройство, так что я лично присмотрю за ним.
– Хорошо, что ты хочешь учиться новому. Не то что Эш со своими бездельниками. Кто знает, может быть, когда-нибудь тебя выберут следующим мэром.
– Я не лидер и мне это не нужно, – тихо усмехнулся Олвин.
– Но именно к тебе тянутся другие. Забота обо всех – вот лучше качество того, кто должен возглавить нас в будущем.
– Посмотрим… доживём до этого будущего, а там видно будет.
– Что ж, тогда… до встречи. Надеюсь, мистер Рейли с остальными скоро вернётся.
– Я тоже.
Олвин вошёл в пустой дом. Нащупав выключатель на стене, включил свет. Серые стены в прихожей были разрисованы – Джеймс Рейли в детстве изобразил на них людей под синим небом, стоящих на зелёной траве, рядом домик и дерево. Наверное, он всегда мечтал увидеть такое не на картинках в старинных книгах, а взаправду. Любопытные пересказывали эту историю на свой лад, но однажды после очередного шторма тяжёлая железная дверь толщиной в метр открылась перед ним. Он вернулся через день в обещанное время и сказал, что мир снаружи пригоден для жизни, но очень опасен. Он видел опасных хищных зверей, а ночью вдалеке какие-то огоньки, похожие на свет фонарей, и предположил, что зажечь их могли только другие люди. Но пойти туда сразу не решился, когда на его глазах внезапно погиб какой-то зверь – что-то невидимое схватило его, а затем буквально расплющило посреди обыкновенной поляны, а через некоторое время другое животное было убито неведомо откуда возникшим электрическим разрядом. А ещё в некоторых местах у него возникало необъяснимое чувство тревоги, переходящее в панический страх и желание убежать без оглядки. Эти короткие рассказы о первом выходе наружу стали практически главным источником информации о внешнем мире, и впоследствии к ним добавлялось мало нового.
Олвин поднялся по лестнице на второй этаж и прилёг на кровать. Мысли об отце накатили на него и уже не отпускали. Когда Джеймс решил проверить источник огней, никто не решился присоединиться к нему. А там действительно оказалось некое поселение. За несколько походов ему удалось познакомиться с тамошними жителями и добыть новые сорта картофеля и чеснока, которые впоследствии развели в теплицах города под горой, что очень облегчило жизнь, поскольку местные растения давно вырождались. С тех пор его вылазки стали считать полезными, и он заслужил большой авторитет среди части жителей, хотя многие и продолжали относиться к этому с опаской – все боялись, что если кто-то узнает о расположении города, то на их тихую и безопасную жизнь могут посягнуть. Но через некоторое время Джеймс начал покидать город чаще обычного и однажды не вернулся и пропал на месяц, сославшись потом на смертельные ловушки по пути к горе. Вскоре это повторилось, а в один прекрасный день вдруг явился с годовалым сыном. Он никому не рассказывал о матери, сказал лишь, что она умерла. Его родители помогли ухаживать за ребёнком. Олвин помнил бабушку с дедушкой, но они умерли, когда ему было семь лет. С дедушкой случился несчастный случай во время рыбалки на подземном озере. И поговаривали, что виной была пресловутая пещерная змея. А бабушка умерла через полгода от сердечного приступа. Вскоре Джеймс начал вновь ходить на поверхность, но редко, примерно раз в полгода. И лишь последний год зачастил, как в былые времена. Нашлись несколько смельчаков, иногда присоединявшихся к его вылазкам. После возвращения они были сами не свои, неделю просто отлёживались, а потом почти не говорили о том, что видели снаружи. Зато они приносили больше полезных вещей. В последний выход с ним отправился его друг Генрих Фокс, отец Кристины, а так же новенький и близкий друг мэра, некто Наум. И вот вчера они не вернулись после двухнедельного похода. Впрочем, их мог задержать шторм. Отец всегда говорил, что шторм – самое опасное, что бывает на поверхности, и если вовремя не найти укрытие, то от него нет спасения. Недаром даже под толщей большой горы отчётливо слышался жуткий гул. Поговаривали, что так природа показывает свою мощь и место человека – под землёй, и чтоб никто не смел выходить во внешний мир. Сейчас шум шторма почти стих. Олвин не заметил, как задремал.

Сквозь сонную дымку тревожных воспоминаний донёсся голос Кристины:
– Олвин, проснись! Уже утро! И наши отцы вернулись!
Луч фонарика пробежал по глазам. Олвин вскочил с кровати. Двери в дома часто не запирали, и Кристина смогла беспрепятственно войти.
– Давай же, быстрее! Вся охрана только что выдвинулась им навстречу! – торопила она.
Олвин и Кристина выбежали из дома и поспешили к выходу из города, набегу подзаряжая фонарики динамо-машинками. Пробежали мимо теплиц, мимо закутка в пещере для штормовых посиделок, вверх по пещере. Дальше начались узкие боковые ответвления, перед которыми к потолку были подвешены колокольчики на верёвочках. Никто не знал их природы и куда они могут вести, но звон колокольчиков предупреждал о возможном проходе какого бы то ни было существа.
Подземный ход стал прямым, стены и потолок – ровнее. Впереди виднелся свет множества фонарей. Три десятка человек в прорезиненных комбинезонах с пневматическими ружьями в руках стояли перед массивными двухстворчатыми воротами, запертыми на засов. Просто на всякий случай. Это были внутренние ворота. А внешняя дверь открывалась с пульта на стене справа. Один из охранников потянул рычаг. В отрытое на воротах окошко в конце пропускного коридора виднелась литая круглая дверь, центральная часть скрывалась за так же литой прямоугольной конструкцией, упиравшейся в потолок, образуя два прохода по бокам. Послышался протяжный скрежет металла. Олвин увидел, как дверь начала задвигаться внутрь, словно вынимаемая из горлышка бутылки пробка. Лязгнув последний раз, дверь остановилась. Из-за неё показались два человека. Только двое.
Кристина закрыла рот ладонями. Было видно, как её пробирает мелкая дрожь. Многотонная дверь с душераздирающим стоном начала возвращаться на место. Вошедшие зашагали по коридору навстречу родному городу. Одетые в плотную одежду с зелёными и коричневыми пятнами, в высоких сапогах, с рюкзаками за спиной, они выглядели чужими, непривычными местному взору.
Шедшего впереди Олвин узнал. Это был его отец, Джеймс Рейли. Как всегда с небритым лицом и короткой бородой, внимательные серые глаза устало смотрели из-под взлохмаченной пепельной чёлки. На нём был жилет с множеством карманов, на шее зелёный платок, на плече висела автоматическая винтовка с присоединённым штык-ножом – редкое оружие, которое многие видели только на картинках. А кто второй? Ушли трое, кто-то из них не вернулся.
– Открывайте ворота! – приказал начальник охраны.
Несколько человек навалились на массивные засовы и раздвинули их в стороны. Путники вошли. В свете фонарей Кристина наконец признала живого отца, и со слезами бросилась ему на шею.
– Привет, Олвин, – устало улыбнулся Джеймс. – Мы задержались из-за шторма. Накануне лучше спрятаться и не высовываться.
– Джеймс, вас было трое, – прервал его начальник охраны. – Где Наум?
– Погиб в аномалии по пути назад, – ответил сталкер. – Генрих подтвердит.
– Тебе придется объяснять это мэру и его семье.
– Надеюсь, не прямо здесь? – спросил Джеймс, и обернулся к товарищу. – Пошли, разберём вещи и через полчаса встретимся в мэрии. Похоже, с этим лучше не тянуть.
К городу спускались в полном молчании. Люди на улице с опаской посматривали на них и провожали взглядами. Похоже, какие-то слухи уже поползли.
Когда они пришли домой и вошли в мастерскую за гостиной на первом этаже, Олвин спросил отца, едва тот поставил рюкзак на пол:
– Поход прошёл не очень удачно, да?
Джеймс посмотрел по сторонам, словно опасаясь, что их подслушивают.
– Хуже некуда, – сказал он как никогда серьёзным тоном. – Мы не смогли пройти дальше и погиб новичок.
– И как это вышло?
– Он погиб по своей глупости, когда мы пытались разведать путь. Мы попали в ловушку, он запаниковал, шагнул в невидимую аномалию и погиб – это всё.
– А Фокс что скажет? – с сомнением спросил Олвин.
– То же самое, ведь Генрих верит в нашу миссию.
– В вашу миссию… – Олвин прошёлся по комнате, не зная, что и сказать. – Пап, ты опять во что-то ввязался? Вы ведь обещали найти какой-то лечебный корень, потому что запасы лекарств в городе почти иссякли…
– И мы нашли! – прервал его Джеймс, глубоко вздохнул и продолжил: – Выкопанные коренья в рюкзаках у меня и Генриха. Но это всё не то, ради чего стоит рисковать жизнью там, на поверхности.
– А ради чего стоит? Что может быть важнее помощи родному дому?
– Я начал выходить из нашего убежища, чтобы увидеть мир, о котором мечтал. Но его больше нет, он уничтожен. И это произошло не случайно. Я посвятил жизнь поиску истины, и мне кажется, я близок к ней. Я мог бы нынче добиться чего-то более конкретного, но новичок в команде мешал нам. А мы должны во что бы то ни стало выяснить, что произошло с нашей планетой в прошлом, и что происходит сейчас. На поверхности есть и другие острова, а не только тот, на котором стоит наша большая гора и город под ней. Есть способы перемещаться между ними. И где-то там могут быть все ответы. И надо ходить, искать…
Джеймс говорил увлечённо, почти фанатично.
– Почему ты говоришь об этом сейчас? – спросил Олвин.
– Потому что за нами могут начать следить. Не знаю ещё, чем закончится несчастный случай с Наумом. Мэр специально отправил с нами своего человека. Он хотел знать, чем мы занимаемся вне города. И думал, что мы обучим замену самим себе на случай… если с нами что-то случится. Может быть, боится, что мы рассекретим расположение города. Только он не знает, что это итак уже не великий секрет, а жизнь под землёй – это медленное угасание. Мы созданы для жизни под небом и на свету, а не во мраке подземелий. Ну да ладно. Надо идти в мэрию. Только сперва вот, я привёз тебе сувенир.
Джеймс достал из рюкзака большой продолговатый свёрток. В дверь постучали.
– Эй, Рейли! Мэр ждёт тебя, не заставляй его ждать! – донёсся голос с улицы.
– Что ж, пора, – вздохнул Джеймс и вышел из мастерской.
Олвину не сиделось дома. Его очень беспокоило предстоящее разбирательство. Смерть человека – это серьёзно. И вернувшимся путешественникам ещё наверняка предстояло доказать, что они сами в этом не виноваты.
В дверь постучали, и знакомый голос спросил:
– Олвин, ты дома?
Олвин вышел в коридор и открыл дверь. На пороге стоял Том.
– Прости, что отвлекаю сейчас, но ты не мог бы мне помочь?
– Конечно, – с готовностью ответил Олвин. – Как раз немного отвлечься мне бы не помешало.
– Отлично! – обрадовался Том. – А дело вот в чём. На продуктовом складе буквально только что погас свет. Мастер приболел, надорвал спину, а это наш участок. Я проверил лампочки, вроде целые. Предохранитель тоже. Не знаю, в чём дело. А у тебя же есть компьютер для диагностики.
– Да, минутку. Возьму его.
Олвин сбегал наверх и забрал из ящика своего стола компактный наручный компьютер, крепившийся к руке широкой манжетой, в кармашке которой хранился набор проводов с иголками и зубчатыми зажимами для подключения к любому внешнему оборудованию. Олвин использовал его всего лишь для проверки целостности электрических кабелей, хотя старинный аппарат обладал широкими возможностями, но не нужными под землёй.
Продуктовый склад был недалеко. В подземном городе вообще всё было недалеко, все постройки располагались компактно, с аккуратной планировкой. Это место располагалось на окраине. И в обычное время всё бы ничего, но сегодня складское здание погрузилось во тьму, и сразу стало немного жутковато, даже выглядывающие из мрака прутья оградки, огораживающей от неосвещённого пространства огромного грота внутри горы, выглядели жутковато. Из открытой двери мелькнул тусклый лучик фонаря.
– Эй, тут всё в порядке?! – крикнул Олвин, осторожно заглядывая внутрь.
Луч его фонаря пробежал по многочисленным рядам стеллажей с какими-то коробками, кульками и стеклянными банками. Пахнуло свежей рыбой.
– Ничего не в порядке! – послышался сварливый голос кладовщика так близко, что Олвин и Том вздрогнули.
Засветил тусклый фонарик, и только теперь они увидели тощего бородатого кладовщика.
– Зачем так пугать… – сказал Том.
– Фонарик плохо заряжается, – ответил дедушка, и недовольным тоном заметил: – Я думал, ты мастера приведёшь.
– Мастер болен, – вздохнул Том.
– Дай-ка сюда, – сказал Олвин, забирая фонарь кладовщика, но тот вцепился в него и не отдавал. – Да я посмотрю только! Ручка зарядки разболталась, всё ясно. Отвёрткой подкрутить и нормально заработает.
Олвин отпустил фонарь.
– Ты что ли новый мастер? – удивлённо спросил дедушка.
– Да, на время, – ответил Олвин, отметив про себя, что тот какой-то заторможенный, и лучше бы поскорее тут со всем покончить.
Порыскав лучом фонаря, Олвин отыскал лампочку у двери. Выкрутил, осмотрел – целая. Присоединил к наручному компьютеру два провода, приложил их к контактам в патроне. Напряжения не было.
– Что, провод проверят надо? – с тоской спросил Том.
– Пошли, – ответил Олвин, двигаясь вдоль протянутого по стене провода.
Распределительный щиток находился на другом конце немалого помещения. Олвин осмотрел предохранитель. Целый. Проверил входное напряжение.
– Что там? – взволнованно спросил Том.
– Ничего, – озадаченно ответил Олвин. – Пошли дальше.
Через запасной выход они очутились на полутёмной улице. Электрический провод от склада тянулся по забору.
– Неужели нельзя было вывести его сразу на улицу к основной линии… Какой дурак так сделал? – ворчал себе под нос Олвин.
В самом деле, тянуть линию электропитания по забору на границе города выглядело глупо, но кто-то это сделал. Зачем? Ответ остался загадкой, но последствия открылись совсем скоро. Пройдя совсем немного, двое товарищей наткнулись на дыру в заборе и разорванные провода.
– Вот это номер, – озадаченно произнёс Олвин.
– Это… надо бы сообщить охране, – предложил Том.
Вообще-то ему попросту не хотелось тут задерживаться, и Олвин не мог не согласиться с его желанием. Дыра в металлическом заборе сама себя не сделала. Конечно, железо местами проржавело настолько, что вполне можно попробовать оторвать голыми руками, а чинить никто спешил. Судя по вогнутым внутрь прутьям, что-то извне пробило брешь, через которую мог бы пролезть человек.
– Быстрей, беги и сообщи, – сказал Олвин.
– А ты? – взволнованно спросил Том.
– Буду с кладовщиком, чтоб он не оставался один. Давай!
Приятель не заставил себя уговаривать и выбежал на городскую улицу. Олвин повернул назад, к складу. Луч его фонаря высветил промежуток между зданием и забором. Олвин замер. Он не был уверен, но ему показалось, что там шевельнулось что-то крупное и длинное.
С мыслью «только бы не змея» Олвин вбежал на склад и захлопнул дверь, прислушался. Кажется, тихо. На другом конце длинного помещения мелькал одинокий тусклый огонёк. Дедушка был на месте. Олвин облегчённо вздохнул и поспешил к нему.
Входная дверь медленно подалась внутрь. Сразу мелькнула мысль о том, что очень уж оперативно подоспела помощь. Но дверь открывалась как-то уж очень медленно, словно нехотя. Олвин замер. Кладовщик, кажется, тоже почуял неладное и попятился в сторону. В дрожащем тусклом луче его фонаря показалась огромная змеиная голова с тупым носом и жёлтыми мутными глазами.
– Не свети в глаза, – коротко сказал Олвин. Сам он замер. Странное ощущение. Вроде бы и страшно, но сейчас всё его сознание превратилось в одну холодную сосредоточенность – не допустить ошибок и уйти живым.
Скорее всего, пещерная змея, ставшая легендой местных баек, отличалась слабым зрением, а ориентировалась на слух и запахи. Вползая, она направлялась не в сторону дрожащего в руках испуганного старика источника света, а к столу, на котором недавно разделывали рыбу. Олвин припомнил, что и сам при входе первым делом почувствовал запах рыбы.
Повозив тупым носом по столу и не найдя добычи, змея уставилась мутным взглядом на Олвина. Сзади послышались торопливые шаги. Олвин мельком оглянулся. Рядом встал его отец, целясь в змею из автомата.
– Назад, медленно, – строго сказал он.
Олвин попятился. Змея приподнялась и зашипела. Разинув пасть, она приготовилась к броску. Джеймс выстрелил. Непривычно громкий звук выстрела раскатился по помещению и за его пределы. Олвин не видел, куда попала пуля, но мёртвая змея рухнула на дощатый пол.
– Проклятье, вот это махина! – произнёс чуть запоздавший Генрих, подбегая с ружьём наперевес.
Один за другим через задний вход начали сбегаться к месту происшествия городские охранники. «Вот это да, Рейли наконец-то убил эту змею, наверняка из-за неё были все несчастные случаи за последние годы на озере. Да, рыбачить теперь спокойнее будет!» – говорили в толпе. Подошёл мэр Никон Винсент, обычного сложения усатый мужчина в пиджаке и квадратной шапочке с болтавшейся кисточкой. Оценив обстановку, он негромко сказал Джеймсу: «Вы спасли кладовщика и, наверное, ещё какое-то число людей. Вам это зачтётся и народ теперь вряд ли осудит, но всё же советую просто вести себя тихо и поменьше болтать. Всего наилучшего». Мэр не стал задерживаться и удалился.
– Так, хватит глазеть! – громко объявил начальник охраны. – Все занимаемся своей работой, нужно убрать тушу змеи! И позовите уже ремонтников, пусть починят чёртов свет!
– Ты в порядке? – спросил Джеймс Олвина.
– Да, надо бы залатать забор и соединить провода, – ответил тот.
Поглядев по сторонам, Олвин увидел вернувшегося Тома. Джеймс одобрительно хлопнул его по плечу, и пошёл прочь, а за ним и Генрих. Олвин взглянул на Тома и кивнул в направлении запасного выхода – «идём мол».

Ремонт затянулся до вечера. Пришлось латать забор кусками старой ржавой арматуры, которые ещё потребовалось найти, и электросваркой. С материалами всегда была острая проблема, сколько помнил Олвин. Соединив провода и восстановив электропитание, товарищи облегчённо вздохнули.
– Всё, пошли отсюда, – сказал Том, с неодобрением окинув взглядом результат их работы. – Конечно, вряд ли там ещё одна змея ползает, но задерживаться здесь мне не охота.
– Ладно, идём, – безразлично пожал плечами Олвин. – Заглянем в столовую?
– Нет, ты без меня иди, мне надо глянуть, как там бабушка.
– Как хочешь.
Олвин подошёл к городской столовой один. Нащупал в кармане мешочек с деньгами. По правилам одна порция любого блюда стоила две монеты. Монеты были золотые, маленькие, диаметром десять миллиметров. Их получали за работу, обычно двести в месяц. Все цены так же регулировались городскими правилами, чтобы всем и всего хватало, и все были в равных условиях.
Когда Олвин открыл дверь, то едва не столкнулся с выходившим отцом в сопровождении Генриха.
– Привет, Олвин, там ещё немного рыбы осталось, – сказал ему Генрих.
– Добрый вечер, – поздоровался Олвин, и спросил отца: – Пойдёшь домой?
– Нет, меня не жди, буду поздно, – ответил Джеймс. – Нам надо кое-что… обсудить.
– Ладно, – вздохнул Олвин.
Он вошёл в пустую столовую.
– Осталась последняя порция рыбы, – сразу предупредил повар. – И не задерживайся. Я уже отпустил помощницу.
– Я могу забрать с собой, – предложил Олвин.
– Хм… пожалуй, можно. Только завтра чтоб принёс назад тарелку. И крышку не потеряй.
– Без проблем.
Олвин заплатил две монеты, забрал накрытую металлической крышкой тарелку и поспешил на улицу. Ему хотелось выяснить, чем занимается отец со своим другом. Он явно темнил, а это не к добру. Он догнал их как раз у дома, где жил Генрих и его дочь Кристина. Они вошли внутрь, а Олвин встал в тени между домами под удачно приоткрытым окном.
– Кажется, Кристины нет дома, можем спокойно переговорить, – донёсся голос Генриха.
– Ты не переживаешь за неё? – спросил Джеймс.
– Ну, я надеюсь, что она могла пойти к Олвину. Я вообще думаю, что было бы неплохо, если бы они в будущем создали семью. И вообще, твой вопрос странный. Всё, что я делаю – это для неё. Я не хочу, чтобы она всю жизнь провела в этой пещере.
Олвин заметил рядом движение и резко повернулся. Рядом была Кристина. Она приложила палец к губам – молчи мол. Значит, тоже решила подслушать.
– Перейдём экватор, а там нам останется найти всего одну тайную тропу. Дойдём до фантазии – и будет всё, что ты захочешь.
– Ещё бы дойти… – вздохнул Генрих. – А там останется только молиться всем богам и демонам, что это не просто сказка.
– В этот раз соберём всех наших. Это будет решающий поход.
– Ты настолько уверен? И готов?
– А на что готов пойти ты ради Кристины?
– На что угодно.
– Хорошо. Пошли, покажу тебе на карте…
Голоса стихли. Они перешли в другую комнату.
– Что думаешь? – тихо спросила Кристина.
– Похоже, они задумывают что-то серьёзное, – ответил Олвин. – Но сегодня нет смысла их допрашивать. Лучше завтра.
– Давай вместе, – с надеждой предложила Кристина.
– Можно и так.
– Тогда я зайду к тебе утром?
– Да, пожалуй. Думаю, проще будет разговорить сперва моего отца. Ладно, пойду тогда, устал сегодня, сил больше нет. До завтра.
– До завтра, Олвин.
Вернувшись домой, Олвин упал на кровать. Он хотел прилечь на несколько минут, а потом посмотреть, что там за сувенир принес ему отец, но вместо этого заснул, и не просыпался до самого утра.



Конец первой главы. Продолжение следует. http://vk.com/mistbook - группа книги, сталкеры вконтакте подписывайтесь. Новые главы публикуются после их написания. Так же есть публикация на литературном ресурсе http://ficbook.net/readfic/2068004
Сообщение отредактировал MEW - Вторник, 24.06.2014, 00:37
  Злобная реклама
Суббота, 21.06.2014, 02:18
Статус:
Сообщений: 666
Регистрация: 02.01.2012
Российская Федерация  andreyi2000
Суббота, 21.06.2014, 10:08 | Сообщение # 2
Статус:
Гость:
Сообщений: 61
Награды: 1
Регистрация: 24.03.2014

Не плохо, не плохо жду продолжения.
  Злобная реклама
Суббота, 21.06.2014, 10:08
Статус:
Сообщений: 666
Регистрация: 24.03.2014
Российская Федерация  MEW
Понедельник, 23.06.2014, 17:18 | Сообщение # 3
Статус:
Гость:
Сообщений: 51
Награды: 3
Регистрация: 02.01.2012



Глава 2. На свет.
Здесь у нас туманы и дожди, здесь у нас холодные рассветы,
Здесь, на неизведанном пути, ждут замысловатые сюжеты…
(Александра Пахмутова и Николай Добронравов)


– Олвин, проснись! Да проснись же скорей!
Просыпаясь, Олвин подумал, что это пришла Кристина, но голос был другой, и очень уж тревожный, а чьи-то руки трясли его. Приоткрыв глаза, он увидел Элли.
– В чём дело? – спросил он.
– Твой отец ушёл!
Олвин рывком сел. Его словно окатили холодным душем, а в мозг вонзилась игла.
– Как ушёл? – только и нашёлся спросить он.
– Так, совсем! Ушёл из города. Его попытались задержать, но он ранил несколько человек и всё равно ушёл. Генрих помогал ему и погиб в перестрелке, прикрывая его отход.
Олвин не знал, что и сказать… Да он вообще не знал, что теперь делать! Мир внезапно начал не то рушится, не то переворачиваться с ног на голову. В мыслях повис лишь один вопрос: «почему?!»
– Но я ничего не слышал, – только и смог сказать Олвин.
– Потому что стреляли из воздушного оружия, мастер Рейли не использовал свой автомат. Послушай, сейчас могут прийти за тобой.
– И что мне делать? И вообще, при чём тут я?
– Отец считает, что ты можешь быть замешан или как минимум что-то знаешь…
– Чушь… папа никогда особо не распространялся, я знаю не больше других. Только вчера мы с Кристиной подслушали часть разговора с Генрихом, они планировали новый и какой-то очень важный поход, но я не ожидал, что уже сегодня. Говоришь, Генрих погиб, чтобы дать ему уйти… Что же такого важного они собирались сделать? Я должен узнать. Отец не безумец, и если он что-то задумал, ему нужна любая помощь…
– Тогда иди за ним.
– Что?
– Беги! Уходи из города и найди его! Сейчас или никогда!
Олвин вскочил с кровати, влез в сапоги и спустился в мастерскую. Он увидел краем зрения, как Элли закрыла на засов дверь дома.
– Ты помогаешь мне. Мистер Винсент здорово разозлится, – заметил Олвин.
Он схватил валявшийся в углу старый отцовский рюкзак, с которым тот ходил когда-то на первые вылазки, но потом добыл где-то там более удобный и вместительный. Забросил в него сменные штаны, рубашку и куртку, свёрток сушёной рыбы, пару десятков картофельных клубней. Начал набирать воду в бутылку.
– Ничего, папа простит меня, – ответила Элли. – Он свято придерживается первого правила создателей города – любой ценой сохранять город и его жителей от внешнего мира. Я не знаю, кто прав, но мы не предназначены для жизни под землёй. Если можно как-то избавиться от того, что заставило наших предков поселиться здесь, и ты сможешь как-то посодействовать этому – не упусти шанс.
– Отец что-то такое говорил, но всё как-то невнятно.
Олвин закрыл пробкой бутылку и положил в рюкзак. Его взгляд упал на забытый со вчерашнего дня свёрток с неким сувениром. Спешно развязав стягивавшую его верёвку, Олвин извлёк оттуда пневматическое ружьё. Аналогичные имелись у городских охранников – с воздушным резервуаром в прикладе, в который требовалось накачивать воздух встроенным ручным насосом. При выстреле пулю выталкивала порция воздуха высокого давления. Только ружья охранников были уже довольно старые, а это выглядело новым. «Интересно, где он его достал?» – подумал Олвин. Не важно. В дверь постучали.
– Эй, Олвин! Ты дома? Открывай, нужно поговорить! – потребовал голос снаружи.
– Есть запасной выход? – спросила Элли.
– Вылезу в окно на другой стороне, – ответил Олвин.
Он накинул на плечи рюкзак и сжал в руке ружьё. Окинул взглядом комнату, взглянул на Элли. Он был уверен, что видит всё это в последний раз. Элли крепко обняла его.
– Береги себя, – прошептала она. – И возвращайся когда-нибудь.
Олвин выпрыгнул в окно с противоположной от входа стороны. За спиной услышал голос Элли: «он побежал в сторону озера!» Она продолжала помогать ему. Жаль расставаться с такой подругой. С Томом и Кристиной он даже не попрощался. Но времени нет. Олвин бежал по окраине тёмными переулками, на ходу накачивая воздушный баллон в ружье. Работники теплиц проводили его удивлёнными взглядами.
Вот и пещера. Закуток штормовых посиделок остался позади. А впереди выход. Кто-то выскочил из бокового ответвления пещеры. Олвин резко развернулся и выстрелил в силуэт. Промахнулся – и к счастью. Посветив фонарём, он увидел перед собой Кристину.
– Что ты тут делаешь?! – воскликнул опешивший Олвин.
– Тебя жду, – ответила она неузнаваемым суровым тоном. – Знала, что пойдёшь. Хочу с тобой.
– Ты хоть представляешь, что там, снаружи?
Внутренние ворота были распахнуты. Олвин потянул рычаг на стене. С тяжёлым стоном старый механизм принялся задвигать массивную дверь внутрь.
– Так же, как и ты, – ответила Кристина, следуя за ним.
Они приблизились к внешней двери. Она уже почти вся вошла внутрь. Через мгновение образовалась расширяющаяся щель, из которой повеяло прохладой.
– Я должен выяснить, чем занимался отец, – решительно сказал Олвин. – Ему может понадобиться помощь. Это наверняка очень важно.
– Мой отец погиб, и я хочу знать, что не зря, – заявила Кристина. – Я пойду с тобой, хочешь ты или нет.
Позади замелькали лучи фонарей. Чей-то голос крикнул: «стойте, безумцы!»
– Не подходить, я буду стрелять! – крикнул Олвин.
Проём стал достаточно широким, и Олвин протиснулся в него. Кристина шагнула следом. Переглянулись. Назад дороги нет. Только вперёд, в пугающую неизвестность. Их снова окрикнули: «безумцы, вы там погибните! Ещё ведь можно всё уладить!»
Олвин не ответил. Он просто пошёл вперёд. Кристина молча следовала за ним. Под ногами что-то похрустывало. Посветив, они увидели кости и несколько черепов. Кажется, человеческих.
– Смотри! – указала на стену Кристина.
Присмотревшись, Олвин увидел выцветшие надписи: «Спасите нас. Мы умираем, но нас не пускают. Нам не открыли дверь».
– Должно быть, давно умерли, – тихо произнёс Олвин.
Впереди показалась яркая полоска света. Позади донёсся протяжный лязг запираемой двери. Никто не решился преследовать беглецов.
– Олвин, – приглушённо позвала Кристина.
– Что?
– А на свет тебе не страшно выходить?
– Не знаю.
Пещера ушла чуть вверх, и полоса света превратилась в крупное пятно, к которому они приближались с каждым шагом. Под ногами на стенах начал встречаться тёмный зелёный мох и немного неизвестных грибов. Олвин потерялся в своих чувствах и ощущениях. Он просто шёл на свет. И воздух. Он был здесь другой. Прорывавшийся в дверной проём сквозняк давно исчез, но сам воздух был уже не таким. Ещё несколько шагов, и беглецы вышли из пещеры. И зажмурились. Снаружи было невыносимо светло. Казалось, всё вокруг состояло из света. А воздуха здесь словно намного больше, чем в подземелье. Тёплый ветер струился по лицу. Может быть, там впереди Рай?
Когда глаза привыкли к свету, взору открылась картина, невероятная для подземных жителей. Всюду, сколько хватало взгляда, простирался лес. А над головой яркое голубое небо, белые облака и два солнца – красное и голубое.
– Это прекрасно, – прошептала Кристина.
Олвин не находил слов, настолько внешний мир был противоположен его родному, замкнутому, а этот выглядел необъятным, без холодных мрачных стен и чёрных потолков. Можно пойти куда хочешь и сколько хочешь. Это вызывало восторг и трепет – в этом огромном мире человек становился песчинкой, словно капля в озере, или даже ещё меньше – Олвин не видел границ. Где-то вдали лес переходил в синеву и сливался с небом.
– Что это там, вдали? Неужели вода? – озвучила его мысли Кристина. – Как же её много…
– Отец говорил, что город построен под горой на острове, – ответил Олвин. – Если верить ему, то весь внешний мир покрыт водой, так называемым морем, а на его поверхности есть и другие острова.
– Куда мы пойдём?
– Не знаю. Но, возможно ты помнишь, что на другом краю острова должно быть какое-то поселение с другими людьми. Отец мог пойти только туда. Пойдём и мы. Может даже догоним… хотя, это конечно вряд ли.
– Мы здесь ничего не знаем, – согласилась Кристина.
Олвин оценивающе глянул на спуск с горы. Какой-либо тропы или дороги не было, оставалось лишь просто идти вниз, маневрируя между невысокими деревцами на склоне – благо, не очень крутом.
– Не будем спешить. Пойдём в ту сторону и попытаемся найти поселение, – решил Олвин.
Негромко запищал наручный компьютер Олвина. Оба вздрогнули от неожиданности. Олвин совсем позабыл о нём, но прежде тот так никогда не делал. Олвин откинул крышку компьютера. На экран вывелось сообщение: «Вы ловите сигнал сталкерской сети. Введите логин и пароль для авторизации или обратитесь к системному администратору для регистрации».
– Что это? – спросила Кристина.
– Не знаю, – пожал плечами Олвин. – Понятия не имею.
Олвин закрыл компьютер и пошёл вперёд. Они спускались осторожно, присматриваясь к незнакомому миру. К новым ощущениям начали добавляться разные запахи, исходившие от леса, и чем дальше – тем больше. Пахло листвой и хвоей. Пахло древесной корой и смолой. Травой и почвой. Какими-то мелкими цветами. Начали добавляться и звуки. Дуновение ветра. Шелест листвы. Иногда доносилось неясное жужжание или тихие щелчки. Мир постепенно открывал путникам своё многообразие.
Спуск с горы занял несколько часов. За это время погода начала портиться. Небо затянули серые тучи. Всё-таки это был не Рай. И вскоре путники убедились в этом окончательно. Они шли по ничем не примечательной поляне. Разве что трава в её центре как-то странно покачивалась, хотя ветра почти не было. Кристина совсем немного вышла вперёд, осмелев. Внезапно, что-то потянуло её вперёд. Запаниковав, Кристина вскрикнула с перепугу. Шедший за ней Олвин схватил её за шиворот и рванул на себя. Оба упали на траву. А перед ними закружились потоки воздуха, поднимаясь вверх по спирали метров на десять, срывая траву и унося вверх. Зрелище было завораживающим и пугающим. Около десяти секунд воздушная воронка набирала обороты, а потом пошла на убыль и успокоилась, осыпав всё вокруг мелкими зелёными клочками. Только покачивающаяся трава напоминала о её расположении.
– Кажется, это и есть одна из аномалий, – сказала Кристина, переведя дух.
– Да уж. Надо внимательно смотреть перед собой, – сделал вывод Олвин. – Нам очень повезло на первый раз.
– Легко сказать, – ответила Кристина. – Аномалия – это то, что выходит за рамки допустимого, так ведь? А мы совсем не знаем внешний мир. Что здесь норма, а что нет?
– Как минимум одну аномалию мы теперь знаем. Просто старайся быть внимательнее и не иди слишком быстро. Это всё, что мы сейчас можем.
Погода портилась дальше. Мало того, что нужно было высматривать неведомые смертельные ловушки, так ещё и на лес начал опускаться туман. Видимость ухудшилась.
– Что это такое? Словно дым какой-то или пар, но не пахнет и так много… – озадаченно произнесла Кристина. – Может лучше не идти вперёд?
– Должно быть, это просто туман, – ответил Олвин. – Мистер Фокс не рассказывал об этом явлении?
– Нет. Папа мало рассказывал о внешнем мире, – сказала Кристина поникшим голосом.
– Ну, в общем, это просто водяной пар, почти как облако. Не думаю, что он опасен.
Впрочем, Олвин быстро начал менять своё мнение. Туман не был опасен сам по себе, но значительно увеличивал степень всех прочих опасностей, таившихся в нём. Плохая видимость нагнетала уныние. За белой пеленой часто мерещились какие-то неясные силуэты, пропадавшие при приближении. Кристина была явно не в духе и, наверное, уже не радовалась своему решению сбежать из безопасного города под горой. Олвин решил не делиться с ней своими тревогами, чтобы она не пала духом совсем, а он уже даже не был уверен в том, что они двигаются в верном направлении. Из-за тумана большая гора стала невидимой, а ведь она служила хорошим ориентиром – достаточно было просто уходить от неё. Дальше становилось только хуже. Начинало темнеть. Почва под ногами стала рыхлой и водянистой – от сапог оставались глубокие следы, в которые тут же натекала вода. Сами того не ведая, беглецы шли прямиком в естественную природную опасность – болото. Вдобавок начался мелкий противный дождь. Встретив твёрдый каменистый участок, горе-путешественники укрылись под высокой елью, размашистые ветви которой оказались неплохим зонтом.
– Сколько нам ещё идти? – тоскливо спросила Кристина.
– Не знаю. Я надеялся дойти до темноты, – ответил Олвин.
Размеренный нудный шум дождя заглушал все прочие звуки. Оглядевшись, Олвин обнаружил, что они устроились почти на краю обрыва с крутым, мокрым и скользким склоном. Внизу всё было залитой тонким слоем воды.
– Блеск, – мрачно произнёс Олвин. – Теперь ещё и придётся идти в обход. Туда мы точно не пойдём. Но всё завтра. Не думаю, что нам стоит уходить куда-то до рассвета, здесь хоть какое-то укрытие, а дальше вообще неизвестно что.
– Холодно, – пожаловалась Кристина. – И поесть бы чего-то…
Олвин достал из рюкзака сушёную рыбу и воду, отдал Кристине запасную куртку. Сидели под ёлкой молча. Стало и впрямь холодно. Олвин спрятал ладони в рукава. Кристина прислонилась к нему сбоку.
Когда совсем стемнело, туман пошёл на убыль. Только лёгкий дождь не прекращался. Двое так и сидели в молчании и почти неподвижно, держа в озябших руках фонари. Хотелось поспать, но страшно. В темноте постоянно что-то мерещилось, но было тихо, и хотя бы это минимально успокаивало. Теперь была видна поверхность болота за обрывом. Зелёные кочки, кустарник и мелкие деревца тянулись вдаль. Внезапно Олвин увидел нечто, от чего сердце ушло в пятки.
– Выключи свет! – прошептал Олвин.
Кристина взглянула на него в недоумении, но послушались. Они погасили фонари почти одновременно. Насторожившись, теперь и Кристина услышала, как внизу по воде что-то хлюпало, тихо, но часто. Источником этих звуков было существо в половину человеческого роста, с продолговатым телом и на шести ногах. Над передней парой ног из спины поднимались два толстых двухметровых щупальца с плоскими утолщениями на концах, с одной стороны покрытых изогнутыми шипами. Эти щупальца и тонкий хвост постоянно покачивались, в сочетании с чёрной шкурой это выглядело поначалу просто бесформенным кошмаром. Довершала картину голова с треугольными ушами, вытянутой мордой и горящими зелёными глазами.
– Что это? – дрожащим голосом прошептала Кристина.
Олвин принялся накачивать воздушный баллон ружья. Манометр начал показывать избыточное давление.
Между тем странное существо обогнуло по дуге подозрительную полукруглую вмятину посреди воды, на которую Олвин и не обратил внимания, но теперь запомнил. Просто на всякий случай. Не может вода быть вот так вдавлена, словно какой-то невидимой сферой. А существо приблизилось к обрыву. Наверняка оно пришло на свет фонарей. Теперь он погас, но ночное создание явно собиралось проверить. Щупальца взметнулись вверх и зацепились шипами за склон из скользкой грязи. Многочисленные ноги без особого труда вскарабкались наверх.
Олвин и Кристина выскочили из-под ели, когда существо уставилось прямо на них. Монстр зарычал. Олвин выстрелил, раздался хлопок выпущенного под давлением воздуха, и тварь взвыла, и тут же бросилась вперёд. Наверное, Олвин попал в какую-то из конечностей, но с их количеством существо явно не переживало о ранении одной, а перекусить свежатинкой было непрочь. Впрочем, ранение всё же ошеломило его, Олвин и Кристина успели броситься в стороны, но были сбиты с ног мечущимися щупальцами. Сейчас Олвин жалел, что к ружью не был присоединён штык-нож, как делал отец. Если выберется, надо будет обязательно об этом подумать. Тварь была опасно близко, зарядить пулю некогда, а заменитель длинного копья пригодился бы лучше короткого кинжала, чтобы отразить нападение. Но монстр развернулся и бросился на едва поднявшуюся Кристину, повалив обратно на землю. Олвин дрожащей рукой загнал пулю в ствол и выстрелил. Пуля с шлепком попало в мускулистое поджарое тело. Кажется, он даже видел, как брызнула струйка крови. Раздался скулящий звук. Тварь обратила свирепый взор на Олвина. Взметнулись щупальца. Олвин метнулся назад, уклоняясь от удара и заряжая ещё одну пулю. Манометр ещё показывал высокое давление, хоть Олвин сейчас и не наблюдал за ним. Кристина поднялась на ноги и бросилась в сторону. В сторону обрыва, дороги она сейчас не разбирала, только бы подальше от зверюги. Удар щупальца в спину сбросил её вниз. Монстр развернулся и прыгнул следом.
– Кристина! – выдохнул Олвин.
Бросившись к краю обрыва, он увидел невероятную и пугающую картину. Монстр в прыжке угодил в ту самую вмятину на воде и распластался в ней. Его ноги и щупальца подрагивали, прижатые неведомой силой, из пасти вырывались хрипящие булькающие звуки, и вытекали струйки крови, не растворяясь в воде, а образуя сверху сплошное пятно. Всё его тело прямо на глазах сплющивало невидимым мощным прессом. Кристина сидела недалеко на кочке, вцепившись рукой в тонкое деревце, с ужасом наблюдая за этим процессом. Тварь затихла и теперь была похожа на жуткий рисунок на вогнутой водной глади.
– Ты в порядке? – спросил Олвин, осматривая обрыв на возможность спуска.
Было высоковато, примерно три его роста, скользкая грязь предупредительно блестела. Можно попробовать съехать, но как бы не угодить в ещё какую-нибудь невидимую ловушку.
– Кажется, я ногу вывихнула, – жалобно произнесла Кристина.
– Чёрт побери… Проклятье! – выругался Олвин, а затем обратился к Кристине. – Сиди там тихо и не двигайся! Я сейчас быстро пробегу по краю и найду, где слезть к тебе.
– Ладно, давай только скорее…
– Я сейчас, мигом!
И Олвин побежал, внимательно глядя под ноги в свете фонаря, хоть и понимал, что на бегу всё равно рискует вляпаться в какую-нибудь дрянь. Бежал минуту, две… обрыв резко пошёл на убыль, можно спуститься.
Хриплый мерный смех нарушил относительную тишину леса. Олвин остановился, озираясь по сторонам. Что ещё за новая напасть? Этого только сейчас не хватало. К нему сбоку приближалась троица новых ночных хищников. Эти менее походили на кошмар из страшных снов и даже напомнили Олвину собак, которых он видел на картинках. Этих четвероногих отличала серая с бурыми пятнами жёсткая шерсть, вдоль спины образующая гриву. Один зверь был покрупнее других, с зеленоватым окрасом, а в гриве просматривались наросты-шипы. Должно быть, вожак.
Вожак зарычал, оголив длинные острые ряды зубов. Олвин сделал первое, что пришло в голову. Потом сам удивлялся, как быстро вскарабкался на ближайшую ель. Благо, по многочисленным ветвям лезть было не трудно. А эти звери лазать по деревьям определённо не умели. И теперь расхаживали внизу, поджав хвосты, издавая по очереди свой отвратительный хриплый смех. С болота донёсся крик. Или показалось? Олвин прислушался. Он не был уверен, но это могла быть только Кристина. А он загнан на дерево! Проклиная всё на свете, Олвин прицелился и выстрелил. Пуля шлёпнулась прямо перед носом одной из зверюг. Недовольно порыкивая, вся троица спешно разбежалась, но не далеко. Олвин видел, как они выглядывают то из-за дерева, то из-под куста. Разделились и выжидают. Олвин с досады саданул стволом по дереву, сбив несколько шишек. Подзарядил тускневший фонарь. «Кристина… Только не умирай. Это я во всём виноват, – прошептал Олвин. – Не надо было никуда уходить. Одна бы ты не пошла… Отец… почему ты ничего не сказал? Почему бросил меня…»
Шли часы. Светало. Дождь прекратился. Сидеть на дереве надоело, конечности мёрзли и немели. Вновь начал появляться туман, но на этот раз какими-то клочками – какие-то участки видны ясно и чётко, а какие-то скрывались за пеленой. Как же всё-таки холодно! Олвин осмотрелся. Зверей уже некоторое время не было видно. Олвин выстрелил наугад по кустам. Тишина. Всадил пулю в дерево в другом направлении. Никакой реакции. Ушли? Или затаились и только ждут, чтобы он слез? Вечно сидеть на дереве всё равно нельзя. Зверьё куда-то подевалось. Олвин решился. Цепляясь дрожащими руками за ветви, он слез, осмотрелся, поводя стволом. Никого. Стараясь не шуметь, Олвин побежал к болоту.
Спустившись в хлюпающий под ногами мох, Олвин сбавил темп. Приостановился, прислушался. В туманной дымке перед ним возник человеческий силуэт, медленно бредущий на него.
– Олвин… помоги мне… – донёсся слабый протяжный голос.
– Кристина? Кристина! – Олвин бросился навстречу.
Это была она. Но какая-то сама не своя, с прикрытыми глазами и застывшим болезненным выражением на лице. Шла, прихрамывая и скособочившись, невзирая на повреждённую ногу. Олвин остановился. Что-то остановило его, внутренний голос, инстинкт. Кристина приближалась.
– Олвин… – протяжно прошептала она.
Внезапно она потянула к нему руки, распахнула блестящие позеленевшие глаза, широко раскрыла рот, из которого высунулись извивающиеся щупальца, и с протяжным хрипом ринулась на него так быстро, сколько позволяла раненая нога.
Олвин в ужасе шарахнулся назад, споткнулся о какую-то корягу, едва не упал. Вскинул ружьё, выстрелил в голову. Кристина или то, во что она превратилась, споткнулась и упала лицом в воду. Олвин рванул прочь, на ходу заряжая новую пулю и с опаской оглядываясь, но его никто не преследовал. «Проклятье! Провались всё на свете! Как? За что?!» – в сердцах ругался Олвин.
Пробежав немного по лесу, он остановился, тяжело дыша. Надо было успокоиться. Он ещё жив. Но это только пока. Влететь в незамеченную по глупости аномалию или натолкнуться на не завтракавшего хищника было бы не лучшим финалом. Но Олвин уже просто не знал, что ему делать. Смерть была повсюду, в любой немыслимой форме. И вот опять этот противный хриплый смех.
Олвин опять сидел на ёлке, а вокруг расхаживал вожак с уже тремя мохнатыми помощниками. В рамке с зажимами справа от ствола осталось пять пуль. Одна уже заряжена. Всё равно маловато с учётом статистики его попаданий. Всё же Олвин подкачал воздух в баллон. Уйдут? Уже вряд ли. Рассвело, время завтрака. Только подождать, пока завтрак попытается убежать.
Внезапно Олвин увидел то, от чего сердце забилось учащённо и радостно – впервые за последние сутки. Он заметил людей. Трое не спеша шли в его направлении. Вооружены. В зелёных пятнистых костюмах, с рюкзаками. Один шёл впереди и бросал мелкие камешки.
– Эй! Люди! Помогите! – громко позвал Олвин.
Один присел на колено и вскинул автомат, двое шагнули за ближайшие деревья.
– Не стреляйте в меня! Я на дереве, меня звери загнали! – крикнул Олвин.
Его заметили. Заметили и зверей. Те насторожились – чего это завтрак разорался? Вожак принюхался, почуяв неладное. А потом заметил, но поздно. Раздалась короткая команда «огонь!», и автоматные очереди скосили троих одновременно, включая вожака. Последний зверь, поджав хвост, рванул со всех ног прочь.
– Готово дело, – сказал ведущий. – Вот вам мясо, шкура и бонусы по мелочи. Эй, верхолаз! Слезай уже, говорить будем.



Конец второй главы. Продолжение следует.

Прошу оставлять комментарии, чтобы я смог опубликовать следующую главу, когда напишу (настройки форума не позволяют делать 2 поста подряд, а длина текста ограничена).
Сообщение отредактировал MEW - Понедельник, 23.06.2014, 17:19
  Злобная реклама
Понедельник, 23.06.2014, 17:18
Статус:
Сообщений: 666
Регистрация: 02.01.2012
Российская Федерация  MEW
Суббота, 14.02.2015, 15:53 | Сообщение # 4
Статус:
Гость:
Сообщений: 51
Награды: 3
Регистрация: 02.01.2012

Глава 3. Новенький.
Нужно пройти через пропасть, чтобы оказаться на другом берегу.
Так начинается всё новое.
(Эльчин Сафарли)


– Малёк, займись пока разделкой, не стой пнём. Лина, на страже, – распоряжался ведущий, пока Олвин спускался с дерева. – Ну а ты, чудик, рассказывай. Кто таков, откуда и как тебя угораздило. Эй, Малёк, не из ваших ли?
– Нет, я б запомнил, вон какой бледный. Или это он от холода и страха? – сказал тот, кого звали Мальком.
– Да уж, утречко выдалось и впрямь холодным, – согласилась Лина.
Олвин спустился и смог теперь лучше рассмотреть спасителей. Ведущий был плечистым рыжебородым дядькой с добродушным лицом, что сразу несколько успокоило Олвина. На шее он носил неяркий синий платок. В глаза так же бросался висевший на поясе длинный нож-мачете. Рядом стояла молодая девушка, чуть курносая, с выглядывающими из-под накинутого капюшона яркими внимательными зелёными глазами и светлыми косичками. И с таким же синим платком на шее. Олвин начал понимать, что это какая-то отличительная символика, и отец тоже не для красоты носил платок зелёного цвета. Малёк был мужчиной средних лет, слегка взлохмаченный и с постоянно бегающим настороженным взглядом. Носил серый платок. Сейчас он занимался разделкой зверя, поменьше, не вожака.
– Что ж ты молчишь, молодой человек? – спросил ведущий. – Не бойся, мы не гиены, не кусаемся. А ты и впрямь бледный какой-то.
– Я из города под горой, – ответил Олвин.
Малёк присвистнул. Лина хихикнула:
– Ничего себе, новенький.
– Я был вынужден пойти на поиски отца, – пояснил Олвин. – Он вчера внезапно ушёл, ничего никому не сказав. Джеймс Рейли. Не слышали о таком?
Малёк оторвался от занятия по разделке туши, подозрительно глянул на Олвина, а потом спросил ведущего:
– Эй, Левша, это он что, о лидере искателей что ли? О Маэстро?
Ведущий призадумался и сказал Олвину:
– Кто же не знает мастера Рейли? Все знают сталкера Маэстро, лидера фракции искателей. Как тебя звать?
– Олвин.
– Новенький, – усмехнулась Лина.
– Я Оливер Мастерс, Левша. Рад познакомиться с сыном Джеймса. Я с ним знаком, – продолжил ведущий. – Это Лина Мастерс, Стрелка. Моя дочь. Наш спутник Малёк, местный сталкер.
– А вы кто? – спросил Олвин.
– Мы сталкеры из фракции рейнджеров, – ответил Оливер Мастерс. – Приходим иногда. Поддерживаем связь с другими, помогаем понемногу. В этом мире взаимопомощь – это самое дорогое, не от всякого дождёшься. От некоторых только пулю схлопочешь, и имени не спросят.
– Ясно… Хотя, вообще-то мне не ясно ничего. Что мне теперь делать?
– Зависит от тебя. Пока с нами пойдёшь, не в лесу же оставаться. А как освоишься, не пропадёшь. Ты можешь ходить, а значит, из тебя сталкер выйдет.
– Могу ходить? Что это значит?
– То и значит. Многие люди боятся отходить далеко от дома и очага. И, в общем-то, правильно делают. Но это не просто страх. Люди впадают в панику и становятся беспомощными среди аномальных зон. Но на кого-то это не действует. Ты ведь добрался сюда от горы один.
– Не один, с подругой, – вздохнул Олвин, и уточнил, увидев, как усмехнулась Лина. – Она дочь Генриха Фокса, друга отца. Он погиб, когда отец решил уйти. А она взяла и увязалась со мной.
– Вот как? Этого Генриха я не знаю, но видел пару раз. Жаль, славный малый был. А где же твоя спутница?
– Её больше нет. Мы шли до ночи, остановились у какого-то обрыва, под которым начиналась залитая водой местность. На нас напало существо с множеством ног и щупальцами. Оно погибло в аномалии, а Кристина упала вниз, вывихнула ногу. Я побежал к ней в обход, был рядом, но на меня напали эти, загнавшие на дерево. В первый раз я от них ушёл и нашёл Кристину… но она… с ней что-то стало, она сама превратилась в какого-то монстра с щупальцами во рту… Я убил её выстрелом в голову.
Лина спешно задрала рукав и откинула крышку наручного компьютера. Все замерли. Лина медленно повела рукой из стороны в сторону. Малёк так навострил уши, что казалось весь превратился в слух. Оливер-Левша невозмутимо стоял и выжидал. Не зная, что делать, Олвин просто замер, как вкопанный.
– На болоте завёлся водяной? – сказала Лина, покосившись на отца. – На детекторе движения живых организмов чисто. Но если он где-то недалеко, то лучше бы уходить, у нас стволов маловато для такой охоты. Да ты сам знаешь.
– Она верно говорит, а Левша? – заволновался Малёк. – Сваливать надо, да поскорее.
– Ладно, – согласился ведущий. – Вы с Линой собирайте, что ты там успел добыть, а мы с новеньким привяжем ещё одну тушу на шест и так унесём.
Он достал мачете и начала наскоро срубать тонкое деревце и очищать от веток. Пока он занимался этим, Олвин спросил:
– А что за водяной?
– Один из самых опасных монстров, новенький, – ответила ему Лина. – У человека в одиночку против него нет шансов. Он захватит твой разум, едва ты посмотришь на него. А потом засунет тебе в рот моллюска-паразита. Считай, тебе нынче крупно повезло. Спрутоволка тоже нелегко одолеть. Это многоногая тварь, о которой ты упоминал. А эти стайные хищники – гиены. Ночью обычно не ходят, видать, ты здорово шумел. Тот, что покрупнее и зелёный – это вожак стаи, телепат и мысленно командует помощниками. Без хорошего оружия от них в одиночку тоже не уйти. Так что, новенький, тебя не иначе как путевая звезда вела. Уж очень много раз подряд ты ушёл целым и невредимым.
Тем временем одна из гиен была привязана за передние и задние лапы к деревянному шесту, и Левша сказал Олвину:
– Ну, взяли.
Тяжеловато, но вдвоём нести терпимо. Малёк и Лина-Стрелка распределили части другой гиены по своим рюкзакам. Она шла впереди, вынув из кармана горсть мелких камешков, и бросала по одному перед собой иногда, а Малёк замыкал шествие, поглядывая по сторонам.
– Зачем она бросает камни? – полюбопытствовал Олвин.
– Ищет аномалии, конечно же, – ответил Оливер. – Вообще-то мы идём назад тем же путём, что пришли, но всякое может быть, а в аномальной зоне ничему нельзя верить. Только своим ощущениям, и никогда не расслабляться. Вот она и проверяет ещё раз все подозрительные места. А она знает, где надо проверить, на то она и Стрелка. Если камень полетит неровно – значит впереди что-то не ладное и лучше обойти.
– Стрелка, Малёк, Левша… Что это за странные прозвища у всех?
– Совсем не странные. У всех сталкеров есть имена. Кто-то скрывают настоящее имя. Чувствуют себя так более защищённо, таких часто знают только по прозвищу. И именно под сталкерским именем все регистрируются в сети, где могут поддерживать связь, получать новости, делиться оперативной информацией с мест. А имя сталкеру даётся не просто так. Его не выбирают. Оно само тебя находит. Обычно его даёт кто-то, потому что со стороны всегда виднее, каков человек, и как его лучше назвать. Я Левша, потому что в основном всё делаю левой рукой, а не правой, как большинство людей, такая уж врождённая особенность. Стрелка – она быстрая и меткая, а ещё хорошо ориентируется и чувствует неладное. Малёк – способный рыбак, как пойдёт на рыбалку, ловит много, но в основном мелочь попадается, потому и Малёк.
– А я?
– А ты Новенький. Тебя Стрелка уже назвала, а ты и не заметил. Ты новый человек в нашем мире, так сказать свежий. У тебя даже в глазах какой-то особенный огонь что ли.
– Что ж… ладно. А что означают эти цветные платки?
– Их носят все сталкеры как отличительный атрибут. Увидишь у кого платок на шее – перед тобой сталкер. Одиночки-нейтралы носят серые, разные же фракции имеют свои цвета. Мы из фракции «Рейнджер», наш цвет синий. Кстати, платок – это не только опознавательный знак, он может заменить маску, а ещё примитивный респиратор для защиты от пыли.
– Отец носил зелёный платок…
– Фракция «Искатели». Нейтральная ко всем, небольшая, многие в точности и не знают, чем они занимаются.
– Мне бы отца найти. Я же за этим ушёл.
Левша призадумался.
– Вчера, говоришь, он ушёл? И мы вчера прибыли по делам, а заодно после шторма пройтись и артефакты посмотреть, да вместо этого тебя нашли. И с Маэстро мы не пересеклись. Что странно, однако. Разве что он даже не стал заходить в пещерный городок. Что тоже странно. Всё странно. А когда всё странно, то ожидай не иллюзорных неприятностей. Что ж, ладно. Сейчас дойдём до пещерного городка, а там уже попробуем что-нибудь выяснить.
Чтобы дойти, требовалось пересечь небольшую пропасть. Небольшую – это в ширину, которая варьировалась в среднем от двух до трёх метров. Вниз же провал с отвесными краями уходил куда-то очень глубоко.
– Опять это место, ненавижу, – буркнул себе под нос Малёк.
– Прыгали же вперёд. В обход далеко идти, – ответил Левша.
Олвин взглянул с отвесного обрыва и невольно вздрогнул. Внизу что-то поблёскивало. Возможно, вода. Решив проверить, Олвин толкнул ногой камешек. Булькнуло через пару секунд.
– Балда, не кидай просто так в темноту, мало ли кого или что потревожишь, – рассержено проворчал Малёк.
– Простите, – виновато сказал Олвин. – А что, нужно прыгать что ли?
Стрелка взглянула на него с усмешкой. Молча разбежалась и перескочила через обрыв. Она одновременно восхищала и раздражала Олвина. Раздражала своим определённым высокомерием и эдаким снисходительным отношением. Мол, ты ж новенький, простим, значит. Ещё и кличку эту придумала дурацкую. В то же время, Олвин оценивал её как примерно своего возраста, и нехотя восхищался её ловкостью и приспособленностью к жизни в опасном внешнем мире. Несомненно, она была здесь своим человеком во всех смыслах.
Прыгнул Малёк. Достал из кармана верёвку и перебросил назад. Левша привязал её к лапам висевшей на шесте гиены. «Помоги-ка» – сказал Левша, и Олвин с ним поднёс гиену к краю пропасти. Сталкер упёр один конец шеста в землю, а другой перебросил на ту сторону. Гиена повисла над обрывом. Малёк подтянул её за верёвку, Стрелка помогла затащить тушу.
Левша перепрыгнул. Олвин замер у края обрыва. Прежде он никогда не стоял перед такой пропастью. А подходить было страшновато, страшно и подтаскивать тушу гиены к краю обрыва. А прыгать ещё страшнее. Что если недопрыгнет? До дна глубоко, костей не соберёшь.
– Новенький, не тормози! – начала сердиться Лина.
«Чёрт бы её побрал, эту Стрелку» – подумал Олвин.
– Считай, что это шаг в новую жизнь, – пришёл на выручку Левша, поняв ситуацию. – А чтобы её начать, часто приходится пересекать пропасть. Так и начинается всё новое.
«Что ж, можно сказать, я уже делал это за последние сутки, – подумал Олвин. – Эх, была, не была»
Разбежался и прыгнул. Дух захватило в полёте. Какой-то миг, и ноги столкнулись с твёрдой поверхностью. Всё позади. Пропасть, ночь страха, погибшая подруга, прошлая жизнь… Олвин с тоской посмотрел назад.
– Не печалься о прошлом, лучше думай о будущем. Ладно, всё, теперь пора дальше, – сказал Левша.
Они подняли тушу гиены, и процессия двинулась вперёд в прежнем порядке. Шли молча. Олвин больше не задавал вопросов, а его новые спутники не болтали по пустякам.
Пещерный городок расположился на холме. Горные породы выступали здесь на поверхность во многих местах, а в них чернели многочисленные входы в пещеры и окна, большинство искусственно созданные и снабжённые дверьми и ставнями, сейчас распахнутыми. Вдоль нижней границы тянулась старинная обветренная каменная стена с несколькими входами без ворот или дверей. Отсюда вдали виднелась большая гора.
Пещерный городок отличался от подземного города. Здесь не было домов в привычном понимании, не было огромных гротов, пещеры в основном были узкими, многие коридоры и помещения построены людьми. А сами люди на первый взгляд не сильно отличались. Разве что выглядели какими-то более настороженными. И, как понял Олвин, большинство из них так же не решались выходить за границу, обозначенную наружной стеной.
Пройдя по нескольким коридорам, путники попали в какое-то подобие склада. Сгрузили поклажу. Кладовщик в грязном сером фартуке и кепке оценивающе глянул на добычу, потом окинул взглядом пришедших.
– Подождите в коридоре, – кивнул им Левша.
Левша немного задержался внутри, а Малёк сразу куда-то ушёл. Олвин и Лина постояли с минуту в молчании. Наконец Левша вышел.
– Значит так, я схожу на радиостанцию и попробую выяснить, куда мог направиться Маэстро, – сказал он. – Погуляйте пока где-нибудь.
– Лишь бы Новенький не потерялся, – заметила Лина. – Он же не включен в сеть.
– Тогда побудь с ним немного, сделай уж одолжение. Джеймс мой друг, надо помочь, – пожал плечами Левша, и добавил Олвину. – Кстати, возьми вот. Добычу нёс – заработал.
Сталкер насыпал в руку Олвина двадцать золотых монет. Это оказались такие же монетки, что были в ходу и в подземном городе, ещё столько же у него имелось при себе – приятный сюрприз, деньги наверняка не будут лишними. А Левша заспешил куда-то по коридору.
– Ладно, Новенький, пошли пока в столовую, – позвала Стрелка. – Ты, небось, похудел за эту ночь.
Пожалуй, есть и впрямь хотелось. А ещё хотелось спать. Олвин уже сутки не смыкал глаз.
– Послушай, а ничего, что мы тут с оружием ходим? – на всякий случай спросил Олвин.
– Ничего. Сталкеры оружие не убирают. Ты только с ружьём наперевес не ходи. Повесил на плечо, и все спокойны.
Помещение столовой не сильно отличалось от того, к чему привык Олвин. Аналогичные деревянные столы и стулья, повар за перегородкой. И в то же время что-то здесь было по-другому. Другая атмосфера. Светлее – в окна проникал солнечный свет. Толстые металлические ставни с засовами сейчас были открыты, но без сомнения запирались ночью и во время шторма. А ещё здесь витали другие запахи. Разные, незнакомые. Олвин неуверенно приблизился вслед за Линой к повару.
– Что берём? – вопросительно уставился на них упитанный дядька с лысой головой в посеревшем от времени колпаке, и, уловив сомнительный взгляд Олвина, добавил, – да ты не бойся, тут всё съедобное.
– Да он новенький, не знает местную кухню, – вполголоса объяснила Лина. – Вчера из-под горы вышел.
– Да неужели? – изумился повар. – Вот так новость, давненько оттуда никто не уходил, они ж там наглухо запечатались уже не одно столетие. Там, конечно безопасно, но может и не так весело, как у нас, а?
– Так сложились обстоятельства, – ответил Олвин.
– Хм… неужто убил кого-то?
Немногочисленные посетители стали прислушиваться и косить взглядами.
– Нет, конечно, – приглушённо ответил Олвин. – Отца ищу, ясно вам?
– Ну, пусть будет так, – пожал плечами повар, сделав вид, что ему всё равно. – Так что будем брать?
– Так, давайте и мне и ему мясо вепря с хлебом и чай, – приняла решение Лина. – А то он до вечера не выберет.
Забрав тарелки и стаканы и расплатившись, они перешли за стол. За соседним столом сидел сутулый старичок с длинной бородой и лохматыми волосами, явно мешавшими смотреть. На нём был длинный ветхий плащ, словно из мешковины, и такая же шляпа. Под стулом тощий рюкзачок и двуствольное ружьё. Взгляд неясный и загадочный. На столе перед ним стояла бутылка с какой-то красной жидкостью и несколько стаканов, словно он кого-то ждал в одиночестве. Олвина он насторожил, но Лина явно не переживала, и он не стал возражать соседству.
– Поосторожнее бы ты болтал, Новенький, – тихо посоветовала Лина. – Если что-то говоришь, то выражайся внятно, а то окружающие на домыслы богаты, а слухи быстро ходят, особенно в местах базирования, где есть доступ к глобальной сети. Поди уже кто-нибудь кинул в общий чат сообщение, что ты появился из-под большой горы.
Олвин осторожно осмотрел лежавшие перед ним куски мяса, кусок хлеба и зеленоватый чай в стакане. Попробовал мясо. Отличалось от рыбы, более жёсткое, с ароматом каких-то трав и горчинкой.
– Что это? – спросил Олвин.
– Мясо вепря. Зверюга такая дикая, но, в общем, не хищная, уж точно повкуснее гиены. Чай из трав варят. А это хлеб – его пекут из муки, которую получают перемолом зёрен пшеницы. Не бойся, тут это каждый день едят.
Олвин справился со своей порцией быстро. Допивая чай, он начал поглядывать по сторонам, но серая публика была не интересной, а на сытый желудок опять потянуло в сон.
– Лина, а ты много с отцом путешествуешь? – решил спросить Олвин.
– Временами, когда надо, – уклончиво ответила Лина. – И зови меня Стрелкой.
– У тебя же есть нормальное имя. Я не понимаю этих кличек.
– Всё поймёшь, Новенький, да не всё сразу. Некоторые вещи просто принимай как есть, пока не дойдёт.
Дедушка за соседним столом повернулся к ним и уставился прямо на Олвина, словно в недоумении. Олвин вопросительный перевёл взгляд на Лину.
– Кто он? Ты знаешь? – шёпотом спросил он.
– Старичок-Грибничок, – ответила Лина. – Ходит по округе, собирает ягоды и травки, но в основном грибы. И всегда нормальные, хотя сам явно не в себе. Но он безобидный.
– Он сталкер?
– Нет, но когда-то давно был, наверное. Он же ходит, хоть глубоко и не заходит.
Старичок глотнул из стакана, и вновь глянул на Олвина.
– Новенький хороший, – тихо пробормотал он, но Олвин вздрогнул от неожиданности, словно тот крикнул на весь зал. – Лучезарная богиня ещё не видит Новенького, не знает о нём. Новенький долго проживёт, а имя нет, пропадёт скоро.
– Что это значит? – настороженно спросил Олвин.
– Да ты меньше его слушай. Говорю же – не в себе он, сумасшедший, – сказала Лина.
Грибничок взглянул на Лину.
– Стрелка тоже хорошая, – бормотал он своё дальше. – Стрелка честная и смелая. Богиня любит таких.
– А что ещё за богиня? – решился спросить вполголоса Олвин.
– А ты присаживайся, так я расскажу, – пригласил Грибничок.
– Сидел бы ты на месте, – посоветовала Лина.
Но Олвин пересел к старичку. Переглянулся с ней. Мол, недалеко ведь ушёл. Старичок немного плеснул из бутылки в свободный стакан и придвинул Олвину.
– Не бойся, угощайся, – предложил Грибничок. – Согревает сердце. Сердцу тепло – и душе хорошо.
Олвин глотнул сладковатой и одновременно кисловатой жидкости с незнакомым чуть резковатым запашком. Через пару секунд и впрямь на сердце словно потеплело, и на душе начало становиться чуть спокойнее.
– Вот видишь, легче стало, – сказал Грибничок, словно читая мысли и чувства. – Тяжело тебе было, много боли позади оставил. Ты боль отпусти, легче станет. Дорога ждёт долгая и тяжёлая. Посиди, отдохни.
Старичок налил ещё немного себе и ему.
– Простите, но вы что-то рассказать хотели, – напомнил Олвин.
Старичок опрокинул стаканчик, и Олвин последовал его примеру.
– А что же, богиня, она высоко, – многозначительно указал Грибничок пальцем в небо. – Видит всё. Как увидишь ночью летящую звезду – это она. Смотрит на нас. Любит честных и пытливых. Наказывает нарушителей.
– Хм… ясно, – ответил Олвин, хоть ничего и не понял, и кивнул на бутылку. – А это что?
– Вино. Где-то в нём истина.
Сказал Грибничок и ещё по чуть-чуть налил.
– В смысле? Там что-то на дне бутылки? – опять не понял Олвин и насторожился.
– Можно и так сказать, – буркнул себе под нос Грибничок. – Истина всегда на дне, но не в любой бутылке. Понял?
– Если честно, то не совсем…
– Тогда просто запомни. Мудро. Пригодится. А шторм не скоро. Нынче многие в путь собрались. Пойдёшь и ты. Вдогонку идёшь. Поспешишь, да догонишь.
– О чём это вы? – насторожился Олвин. – Вам что-то известно? Вы знаете, кого я ищу?
Старичок опустошил стакан, и ожидающе смотрел на Олвина, пока тот не повторил его жест.
– Найдёшь или нет – я не знаю, – продолжил Грибничок. – Идущие нынче все что-то ищут. Дорога долгая, тропинка запретная. Богиня будет недовольна.
Олвин старался ловить каждое слово, борясь со сном, а от красного напитка спать захотелось ещё больше. Разум расслабился, взгляд потерял ясность. Но этот дедушка явно говорил о его отце. Знал он что-то, читал мысли или предсказывал будущее – не важно. Главное – найти отца.
– Вы знаете, куда идёт Маэстро? – тихо, но чётко произнёс Олвин, собравшись с мыслями. – Это важно для меня, он мой отец.
– Маэстро добрый, всем добра желает, – продолжил своё Грибничок. – Богиню гневить нельзя. Предупредит – остановись. Не остановишься – беду накликаешь.
Старичок явно всё время находился на своей волне и происходившее вокруг его не касалось. Олвин даже почти сожалел, что подсел к нему – всё равно ничего конкретного, а следить за ходом мутных мыслей не было ни сил, ни желания. Внезапно подошёл Левша.
– Так, хорош бухать, – строго сказал он. – Маэстро был замечен под куполом. Похоже, у него какая-то встреча. Скорее всего, сейчас единственный шанс догнать его, прежде чем он… что бы он ни задумал.
Олвин встрепенулся.
– Что за купол? – спросил он.
– О, это место… одно из самых безопасных, там и центр сталкерской сети и много всего. Сам увидишь. Пора.
Олвин встал из-за стола. Внезапно Грибничок схватил его за рукав.
– Звезда летит над головой. Новенький, берегись, – предупредил он посерьёзневшим голосом.
Отпустил рукав и вновь уставился в свой стакан. Олвин переглянулся с Линой и её отцом. Те лишь развели руками – бредит, мол, как обычно.


Конец третьей главы. Продолжение следует.

---------------------------------------------
Прошу оставлять комментарии, чтобы я смог опубликовать следующую главу, когда напишу (настройки форума не позволяют делать 2 поста подряд, а длина текста ограничена).
Сообщение отредактировал MEW - Суббота, 14.02.2015, 15:54
  Злобная реклама
Суббота, 14.02.2015, 15:53
Статус:
Сообщений: 666
Регистрация: 02.01.2012
Беларусь  nik-prizrakk2008
Суббота, 14.02.2015, 16:02 | Сообщение # 5
Статус:
Опытный:
Сообщений: 2277
Награды: 7
Регистрация: 21.01.2012

интересно
  Злобная реклама
Суббота, 14.02.2015, 16:02
Статус:
Сообщений: 666
Регистрация: 21.01.2012
Российская Федерация  MEW
Суббота, 14.02.2015, 16:10 | Сообщение # 6
Статус:
Гость:
Сообщений: 51
Награды: 3
Регистрация: 02.01.2012

Глава 4. Аномалия.
Чтобы найти верную дорогу, сначала надо заблудиться.
(Бернар Вербер. Книга путешествия)


Левша вёл по тропе вниз вдоль холма. Вернее, тропы как таковой и не было, это низкорослые кустики расступились на длинном участке по кривой линии вдоль склона, образовав визуальное подобие дороги. Какой-то феномен? Олвин лишь мельком подумал об этом. Сейчас из мыслей никак не уходили слова последние слова Грибничка. Невольно посмотрел в небо. Над головой сияли два солнца. Никаких звёзд на небе не было. «И впрямь бред сумасшедшего» – подумал Олвин. Левша спокойно бросал камешки, Стрелка с автоматом в руках следовала за ним и не подавала признаков тревоги. Они вышли к груде каменных валунов. Левша замедлил ход, бросил камешек в проход между двух булыжников. Он просто исчез в воздухе! Или показалось? Левша осторожно приблизился к тому месту, повел ладонью перед собой. Воздух подёрнулся рябью.
– На месте тайная тропинка, – констатировал Левша. – Что ж, Новенький, ты ещё такого не видел. Мы называем это тайными тропами. Это связанные области в пространстве, между которыми можно мгновенно перемещаться. Пройдёшь по тайной тропе и окажешься в другом месте. Сейчас мы перейдём на другой остров. Скоро мы доберёмся до купола и, если поспешим, можем ещё застать там твоего отца. Следуй за нами.
Он шагнул вперёд и растворился во вспышке света. Олвин так и замер с открытым ртом.
– Ничего себе, – только и смог выговорить он. – Это не опасно?
– Конечно опасно, нужно не тормозить и шагать прямо, – ответила Стрелка. – Да ты не бойся. Тебя как будто толкнёт порыв ветра, и через мгновение уже будешь опять стоять на твёрдой земле. Давай за мной.
Шагнула и пропала в световой вспышке.
Олвин замер в нерешительности. Внезапно до него донёсся нарастающий тонкий писк. Источник был неясен, словно отовсюду, или даже этот звук возник прямо в его сознании. Невольно Олвин поднял взор к небу. Ему почудилась, будто между облаков несколько раз блеснула яркая точка. И пропала. Показалось? Чувство тревоги, переходящее в страх, неотвратимо накатывало. Откуда-то сверху с холма послышался протяжный треск, словно скалу рвали на части. Вниз покатились камни. «Звезда летит над головой. Новенький, берегись!» – прозвучали в памяти слова Грибничка. Олвин бросился вперёд. Яркая вспышка света оказалась для него вовсе не кратковременной, как он ожидал. Белый свет заполнил всё перед глазами. Ноги потеряли опору. Но это был не порыв ветра, а падение в неведомую бездну. Хотелось закричать, но голос пропал, сознание помутнело и угасло.

Ужасное ощущение. Смесь головокружения и тошноты, а в тело как будто вонзились сотни иголок. Дышать тяжело. В глазах темно. В ушах какой-то гул. Сознание медленно прояснялось, а боль отступала. Но всё ещё мутило, в глазах пелена. Вокруг массивные каменные валуны. Какой-то гул продолжал исходить со стороны. Слышалось и странное потрескивание. Его источником в нескольких местах вокруг оказались плясавшие на земле маленькие молнии. Чудеса какие-то! А гул исходил от крупной сферической вмятины на земле, словно выдавленной огромным невидимым шаром пятиметрового диаметра.
Впереди стояла человеческая фигура. Приглушённый голос молвил:
– Живой всё-таки. Счастливчик. Не всякий так близко от аномалии «воронка» целым остаётся. Теперь рассказывай. Кто такой и что здесь делаешь. Да не вздумай обманывать, почувствую ложь – пристрелю.
Ясность зрения постепенно возвращалось. Незнакомец оказался облачён в плотный костюм с металлическим каркасом. Тело скрывала внушительная металлическая броня красновато-чёрного окраса, на голове шлем с маской. Оттого и голос приглушённый. И лица не видно. Но мало этого загадочного человека. Сам-то он кто и что тут делает? В голове пустота. А ответить что-то надо. У того в руках внушительного вида пушка, а терпение может закончиться. Но сейчас в голову не пришло ничего лучше, чем просто ответить, как есть:
– Я не знаю. Не помню, как сюда попал. Даже имени своего не помню.
– Да-а-а… видать, не совсем удачно ты выбрался. Скажи спасибо, что я вовремя оказался рядом и вытащил тебя. «Воронка» тебя чуть не размазала. Были какие-то вещи и оружие, но всё в клочья. А сам ты ещё и чуть в «электру» не угодил. И был бы сейчас хорошо прожарен.
– Спасибо, конечно, большое за спасение. Только кто вы и зачем это сделали? Как мне кажется, это было опасной затеей.
– Я Пастор. Собираю заблудшие души вроде тебя и обращаю в нашу великую веру. Мы покорные послушники лучезарной Азарии и хранители святая святых этого мира. Так и зовёмся мы братством хранителей. Нам всегда нужны новые последователи. Быть может сама лучезарная и направила тебя к нам в этот час. Ты как путник, сбившийся с пути. И коль не знаешь своего имени, то нареку тебя Странником. Ты уже показал выносливость и проявил честность. Докажешь свою смелость и послушание – станешь одним из нас.
– Э-э-э… спасибо, Пастор. Но что если мне это не нужно?
– Такой вариант невозможен. Да и что ты будешь делать? Один и без оружия в этом месте ты быстро погибнешь. Помрёшь с голода, но ещё раньше тебя сожрут звери. Поступим сейчас так: если докажешь, что на что-то годишься, я подарю тебе жизнь и помогу. А если струсишь, то смерть сама избавит тебя от мучений.
– А как же я докажу, что я не трус?
– Всё просто. Пройдёшь испытание. За твоей спиной в центре аномальной зоны «каменный лес» бродят несколько зомби. Когда-то они были людьми, но разум давно покинул их, а тела уже почти высохли, и они готовы отдать души святой Азарии, но не могут. Избавь их от страданий. Дам тебе пистолет, в нём десять патронов, но тебе столько и не понадобится. Встретимся, когда закончишь. Готов?
– Ладно. Не стоит тянуть, давайте свой пистолет, и я попробую.
Пастор протянул пистолет. Странник, обретший имя и крупицу надежды, принял оружие. Оглянулся назад, куда ему предстояло пойти. Сплошные каменные валуны, низкие деревца да аномалии. Обернулся спросить, далеко ли идти, а Пастора и след простыл. «Исчез? Неужто видение?» – подумал Странник. Впрочем, пистолет в руке был настоящий. Вынул магазин. И впрямь десять патронов. Вставил на место, передёрнул затвор. Откуда-то была уверенность, что раньше он таким оружием не пользовался, но откуда-то знал его теоретическое устройство. Читал, может быть? Память молчала. «Ладно, надо пойти и сделать дело, авось да признает меня этот Пастор и приютит, а там видно будет» – подумал Странник.

Путь через серый пейзаж из каменных валунов и редких низкорослых деревьев с вялой листвой оказался не сложным. Аномалии достаточно легко распознавались визуально. «Электры» потрескивали голубыми молниями у земли. «Воронки» выдавали себя вмятинами на земле и лёгким гулом. Странник ступал по рыхлой песчаной почве почти бесшумно. Нередко деревца росли прямо на камнях. «Точно, каменный лес какой-то» – прошла мысль. Некоторые деревья странным образом наклонялись вбок, словно их что-то притягивало. Такие места Странник обходил стороной. В этом необычном мире всё вызывало его недоверие. Он ничего не помнил о своём прошлом, но точно знал, что электричество не возникает само по себе, вмятины на земле просто так не образуются, а деревья растут прямо. Здешние явления ненормальные, а где аномалии – там смертельная опасность.
Из-за очередного каменного валуна впереди доносилось чьё-то бормотание. Странник осторожно вскарабкался на него и глянул вниз. Странные люди расхаживали между двух деревцев. Точнее, трое просто медленно бродили кругами, покачиваясь и бесцельно глядя в пустоту. Одеты в лохмотья. Лица сильно обветрены, волосы свалялись. Вооружены, но автоматы болтаются в руках и волочатся по земле, словно случайно прицепившийся бесполезный хлам. Не живые, но и не мёртвые. Это удивило Странника сильнее, чем все предыдущие диковинные вещи. Никому бы такого не пожелал. Он сразу решил, что Пастор поручил ему благое дело. Прицелился и выстрелил в голову ближайшего. Зомби споткнулся и упал. Остальные вяло отреагировали на событие. Приподняли автоматы и зашагали на звук, что-то тихо бормоча и едва шевеля пересохшими губами. Странник выстрелил ещё, и второй упал и больше не вставал. Последний поднял автомат и открыл огонь короткими очередями. Странник пригнулся. Зомби стрелял как попало, но всё же рисковать не хотелось. Осторожно спустился вниз и выглянул из-за камня сбоку. Зомби продолжал наступать на вершину и вести по ней огонь. Странник выстрелил. Автомат смолк и зомби затих на земле.
Странник вышел из укрытия и осторожно приблизился к мертвецам, держа пистолет наготове. Подстреленный вторым слабо зашевелился. Странник выстрелил в голову ещё раз, и тот замер. «Живучие» – тихо сказал он сам себе. Было немного жутковато, он старался не смотреть в их лица. Осмотрел тела. Ничего особо ценного. У одного нашёл на поясе кинжал в ножнах – простой тонкий клинок с двусторонним лезвием, но зато в хорошем состоянии. Снял и повесил на себя. Пригодится. А вот автоматы у всех троих выглядели сильно изношенными. Выбрал тот, что выглядел получше, магазины забрал со всех. Патронов набралось на два полных. У последнего зомби нашёлся бинокль, а в кармане отыскалась ещё и дюжина золотых монет. «В хозяйстве всё пригодится» – подумал Странник. Едва закончил обыск, как сверху донёсся одобрительный приглушённый голос:
– Неплохо, быстро справился. Я наблюдал за твоими успехами.
Пастор сидел на одном из каменных валунов. И откуда только взялся?
– Это было не сложно. Они ведь не живые, – ответил Странник.
– Но и не мёртвые, – заметил Пастор. – Странное состояние души и тела, не так ли? Одной ногой уже в потустороннем мире, но не могут оторваться от нашей грешной земли.
– Да, пожалуй.
– Что ж, ты прошёл испытание. Ты показал хладнокровие и веру в порученное тебе дело. А так же проявил бережливость. Не стоит бросать ценное, что будет полезно тебе и братству. Похвально.
– И что теперь?
– А теперь время отправляться в наш оплот. Пора тебе вступить в братство хранителей и встать на путь истинный. Как окажешься на месте, первым делом поговори с настоятелем, он уже знает о тебе и ждёт тебя.
– Я всё понял. Показывайте дорогу.
– Просто стой и не двигайся. Мы попадём туда быстрее, чем ты думаешь.
Странник ничего не понял, но послушался. Внезапная вспышка света, порыв ветра. Темнота. Что случилось? Нет, не совсем темнота. Просто глаза не сразу привыкли после яркого света. Странник стоял в холодном каменном коридоре, освещённом тусклыми лампами. «Что же это за магия такая?» – подумал Странник. Впереди коридор раздваивался и уходил влево и вправо, изгибаясь полукругом и по-видимому соединяясь где-то там, как кольцо. Был проход и вперёд, в какое-то помещение. На страже стояли двое, в добротных серых костюмах с бронежилетами, на головах каски, на шеях повязаны чёрные платки, приподнятые и закрывающие лица. Автоматы висят на плечах. Один взглянул в наручный компьютер и кивнул второму.
– Проходи, новичок, не заставляй ждать мастера Осириса, – произнёс тот хрипловатым голосом, словно был простужен.
Странник вошёл в прямоугольное помещение. За спиной громко захлопнулась массивная железная дверь, и он вздрогнул от неожиданности.
Здесь вдоль мрачных каменных стен на треногах из стальных прутьев красовались какие-то кости и звериные черепа. У стены слева в камине тлели угли, а вокруг него расставлены какие-то веточки с дымящимися кончиками. Сидевший на полу у камина человек сперва показался Пастором. Он был облачён в похожий бронированный костюм, но сплошь чёрного окраса. На шее бусы из клыков, а на плечах верхние половинки приплюснутых вытянутых черепов. Странник невольно поёжился. Хозяин комнаты сидел, скрестив ноги и соединив ладони, мерно покачивая головой. Он словно не замечал посетителя и не обращал на него внимания ещё около минуты. Странник стоял в нерешительности и выжидал. Наконец тот встал, потёр руки и заговорил приглушённым голосом:
– Приветствую тебя, новый послушник. Ты готов встать на путь истины? Готов верой и правдой служить братству хранителей?
– Здравствуйте, мастер. Да, я готов, – ответил Странник, деваться теперь было уже всё равно некуда. – А что вы охраняете?
– Мы храним дорогу к Фантазии – самом священному месту в этом мире. Настолько священному, что никто, даже мы не смеем к нему приблизиться. Но в нас живёт вера. Ведь каждому из нас обещано прикоснуться к ней после жизни, и она исполнит наши самые заветные желания. Конечно же, лучезарная Азария может и сама испепелить всякого, кто посягнёт на святыню. Но ей нужны и мы, жалкие смертные, и мы благодарим её за покровительство и защиту, и выполняем её волю.
– Простите, а кто такая Азария?
– Азария на небесах, выше всех нас. Видит всё и всех. Всё принадлежит ей и следует её воле. Мы молимся ей о милости и просим о прощении наших грехов, даже если не грешили, ведь её гнев способен уничтожить всех нас в одно мгновение. Понятно тебе?
– Да, конечно.
– Тогда слушай дальше. С этой минуты ты становишься нашим братом. В братстве ты будешь обеспечен всем необходимым для безбедной жизни. У тебя будет крыша над головой, пища и защита. Но и ты должен отвечать братству тем же. Позволь же дать тебе несколько наставлений. Всегда уважай старших и выполняй их распоряжения. Приноси пользу в общественных работах. Не заводи дружбы с неверными. Не употребляй спиртное. Не играй в азартные игры. Проводи всё свободное время в созидании и молитвах. Если же предашь братство, то возмездие будет преследовать тебя до последнего вздоха. Запомнил? Это наши семь заповедей. Вот, возьми и не забывай. Всегда носи.
Осирис достал из неприметного поначалу сундучка за своей спиной и протянул верёвочку с шестью маленькими табличками, на которых перечислялись эти заповеди, а так же чёрный платок. Странник завязал на шее верёвочку с табличками, а сверху платок.
– Что мне теперь делать? – спросил он настоятеля.
– Ступай к кладовщику. Как выйдешь отсюда, иди налево и попадёшь на склад, а на другой стороне – помещения для сна и отдыха. Кладовщик выдаст тебе кое-какие вещи. Потом разыщешь Варвара, он как раз где-то на территории оплота должен быть. Ему нужен новый напарник. Если произведёшь хорошее впечатление, то с ним и будешь трудиться во славу Азарии. Всё, не медли.
Странник вышел и направился на склад, где его встретила массивная закрытая металлическая дверь и забранное решёткой окно, за которым виднелись ряды стеллажей с ящиками. Ещё ода полуоткрытая дверь рядом вела в какую-то пустую каморку. Кладовщик с лысой макушкой и морщинистым лицом, наполовину скрытым чёрным платком, встретил его неприветливым взглядом из-за решётки.
– Новичок пожаловал, да? – спросил он вместо приветствия.
– Настоятель сказал, что можно получить какие-то вещи, – осторожно ответил Странник.
– Да уж готовы твои вещи, – ворчливо сказал кладовщик, открывая дверцу в решётке. – Получай, что положено: защитный костюм, рюкзак с двухдневным рационом, наручный компьютер и пояс для артефактов. Оружие у тебя, вижу, есть уже, две коробки патронов только дам ещё. Вещи не теряй и обращайся бережно. Компьютер подключен к нашей сети, через него будешь получать оперативные указания. Усвоил?
– Да, вполне.
– И не забывай тащить всё ценное сюда и получать, что положено. Что смотришь? Ещё чего-то хотел?
– Мне бы Варвара найти…
– Так поспеши, не стой столбом. Только что он заходил и вышел наружу. Костюм только надеть не забудь перед выходом, вон в пустой кладовке переоденься.
Диалог с неприветливым собеседником не доставлял никакой радости. Странник сменил свою истрёпанную одёжку на добротный костюм, включавший удобные высокие ботинки, серый комбинезон из крепкого толстого материала, бронежилет и металлический шлем с короткими полями наподобие шляп. Повесив на пояс трофейный кинжал, накинув на плечи рюкзак и автомат, Странник поспешил к выходу. Пройдя коридор, в который его забросил Пастор, и, поднявшись по каменной лестнице, Странник вышел на солнечный свет.
Он очутился посреди развалин. Толстые каменные стены зияли дырами, но ещё стояли. Крыша отсутствовала. Когда-то это явно было хорошее и крепкое строение, а теперь от него остался только подземный бункер. Через бреши в стенах и окна виднелась наружная стена, подобная крепостной, более толстая и в лучшем состоянии. В нескольких местах к стене поднимались грубые каменные ступени. На стене располагались десятка с два хранителей, разделившись на три группы. Некоторые глядели вдаль, другие сидели и медитировали.
Странник вышел из развалин здания. И где тут искать этого Варвара? Теперь он смог осмотреться получше. Окружающая местность выглядела более чем необычно. Оплот хранителей расположился между двумя горными грядами, образующих подобие долины, заполненной руинами, поросшими редким невзрачным лесом. Позади оплота хранителей в дальнем её конце виднелся кратер, из которого выглядывала стеклянная куполообразная конструкция, под которой могло бы укрыться небольшое поселение. Что же это такое? Кто-то кашлянул и спросил:
– Любуемся видами?
Странник и не заметил прислонившегося спиной к остаткам стены пожилого человека с короткими седыми волосами и седой щетиной на лице. Или он только что появился?
– Варвар? – неуверенно спросил Странник.
– Он самый. А ты новичок что ли? Тебя Пастор привёл?
– Да.
– Так какого же дьявола я тебя разыскиваю? – недовольно спросил Варвар. – Включи компьютер! Никогда не пользовался?
– Я не помню, – признался Странник, включая наручный компьютер.
– Это важный инструмент. Через него ты будешь получать указания. Но в основном пока поступаешь в моё распоряжение. Ещё там есть карта местности с навигацией. Есть подключение к сети, тебя должны были зарегистрировать. Вот, теперь я тебя вижу. Ты тоже можешь видеть список всех, кто подключен к сети и находится в радиусе ста метров. Им можно посылать текстовые сообщения, как выборочно, так и всем сразу. А ещё сюда можно подключать различные датчики и детекторы, размещая их в манжете под рукой. В главном меню ты можешь видеть данные первой важности – количество пользователей в зоне доступа, новые текстовые сообщения, предупреждения с датчиков, если таковые имеются. Короче, без него просто никак, понял?
– Да, ясно.
– Что ж, раз ты такой понятливый, то выясним, есть ли от тебя какой-то толк. Сходим в одно место и проверим.
– Что, ещё одно испытание?
– В некотором роде. Это для тебя же. Всем хранителям полагается иметь одну вещь, но её нужно добыть, а это не безопасно, нужно лезть в аномальную зону. Готов ещё раз поиграть со смертью? Слышал я, Пастор уже загнал тебя в одну.
– В каменный лес. Было дело.
– Хм… а ты очень уж спокойно относишься к таким вещам. Не как все. Авось и поудачливее моего предыдущего напарника будешь, а? Давай-ка, пошли, мне даже стало интересно проверить.
Странник последовал за Варваром. Они вышли через брешь в стене, где когда-то возможно были массивные ворота, и пошли прочь от долины.
Местность представляла собой руины в состоянии чуть лучше, чем в долине. Часто встречались остатки развалин каких-то строений, ещё сохранившие форму. Покрытые бурым мхом, поросшие всё тем же унылым серый лесом, создававшим ощущение глубокой осени. И хотя Странник чувствовал, что осени он ещё не видел, но откуда-то знал, как приблизительно она должна выглядеть. На деревьях было мало листвы, а трава выглядела полувысохшей. Погода стояла сухая и пасмурная, мелкие веточки на земле иногда хрустели под ногами.
Впереди, чуть слева виднелась пирамида, а за ней подальше и правее вторая, покрупнее. Выложенные из массивных каменных блоков, эти конструкции сохранились лучше всех прочих.
– Что это за место? – невольно вслух спросил Странник.
Варвар сперва будто не расслышал, но после короткой паузы неохотно ответил:
– Развалины города какой-то древней цивилизации.
– Тех, кто были до нас?
– Наверное. Сейчас ведь точно уже никто и не знает. И я ничего не знаю, да и кто может знать? Удивляйся сколько хочешь, только глупых вопросов не задавай. Ты находишься на острове Тайн. Но главная тайна этого мира позади нас, за долиной, и мы её стережём ото всех.
– Похоже, что и от самих себя тоже?
– Да. Всё, хватит глупых вопросов. И вообще веди себя тихо и смотри по сторонам, тут тебе не оплот и не совсем безопасно. Особенно не нравятся мне эти пирамиды.
Они как раз пошли мимо первой. Странник обратил внимание на лестницы, уходящие по каждой из стен пирамиды к её вершине, где имелось некое помещение с пустыми окнами. Но здесь было что-то большее, чем просто неприветливый вид заброшенности. Страннику на миг почудилось, что со стороны пирамиды доносится едва различимое невнятное бормотание. И не наверху, а словно даже наоборот, из-под земли. Варвар взглянул на него и усмехнулся уголком рта.
– Что, тоже слышал? – тихо спросил он. – Лучше даже не думать проверять, что это. Не задерживайся. Нам туда.
Варвар указал на два близко стоящих и неплохо сохранившихся высоких здания прямо по курсу. Странник насчитал пять этажей. Конечно, эти постройки были в несколько раз ниже пирамид, но всё же выделялись на общем фоне как высотой, так и относительно неплохой сохранностью стен. Но не это было в них самым необычным. Гигантская лоза выросла в яме между домами и тянулась по ним до самого верха. И не просто, а перекидываясь между зданиями с этажа на этаж.
– Это ещё что за… – только и смог удивлённо выговорить Странник.
– Аномальная зона "электрическая лоза", – сказал Варвар. – Уникальное место. Столь же опасное, сколь интересное на вид. Сейчас сам всё увидишь...
Подойдя ближе, Странник начал замечать уже знакомое потрескивание многочисленных аномалий "электра", скопившихся между домами. Немало их сверкало и в окнах, особенно на первых этажах.
– Смотри! – указал наверх Варвар.
Послышался громкий треск. На самом верху из окна выплыла сверкающая сфера из молний. Двигаясь по лозе, она лениво перетекла в противоположное здание и скрылась в окне. Странник так и замер с открытым ртом.
– Что это? – только и нашёлся спросить он.
– Блуждающая аномалия – шаровая молния, одна из самых опасных штук. Такие лучше обходить стороной, но сегодня тебе именно туда и нужно.
– Это ещё зачем?
– Тебе выдали пояс для артефактов. Добывая их и размещая на нём, ты можешь получать от них различные полезные свойства. Но, чтобы они заработали, нужен специальный артефакт. Называется он активатор. Размещается в пряжке пояса, которая имеет специальную ячейку под него. Встречаются такие артефакты в скоплениях электрических аномалий. Например, здесь. Так что тебе предстоит его отыскать.
Странник с сомнением посмотрел на целое поле искрящихся ловушек.
– Допустим, я смогу здесь пройти, но как я его найду? Как он вообще выглядит?
– Все артефакты обычно как-то выделяются. Они могу светиться, иметь особую форму и окраску. Со временем сам начнёшь интуитивно узнавать даже неизвестные и ещё не изученные. Когда долгое время работаешь с артефактами, вырабатывается что-то вроде шестого чувства. Видишь предмет и сразу понимаешь: да, артефакт. Точно так же, как любой может отличить картофелину от комка земли или камня. Ясно?
– Ясно. И выглядит этот активатор?
– Квадратная серая металлическая пластинка. Холодная на ощупь. Наверное и впрямь из какого-то металла, хотя некоторые артефакты, бывает, и не поймёшь из чего вообще состоят. Кстати, активаторы ещё и переливаются всеми цветами на ярком свете, так их довольно легко замечать и узнавать. Смотри внимательно и наверняка найдёшь. И ещё тебе на заметку: обычно эти артефакты обнаруживаются здесь в окнах и на балконах, куда вросла лоза, так что надо лезть.
Страннику всё меньше нравилась вся эта затея.
– А если шаровая молния полетит на меня? – спросил он, посматривая наверх.
Но блуждающая аномалия пока не появлялась.
– Конечно полетит, – подтвердил опасения Варвар. – Подобные штуки чутко реагируют на любое движение. Но это значит, что их можно и обмануть.
Странник ещё раз с сомнением посмотрел вверх.
– А может можно не лезть по лозе и пройти внутри домов? – спросил он на всякий случай.
– Не вариант, там статичных аномалий намного больше и прохода нет, проверено, – отрицательно покачал головой Варвар. – Ну что, идёшь? Внизу я тебе помогу пройти, сяду с детектором и буду следить за аномальным полем. А там уже сам и по обстоятельствам.
– Мне бы детектор… – посетовал Странник, подходя к условной границе аномальной зоны.
– Заработаешь, заведёшь себе, а свой не дам, у меня дорогая модель, вдруг ты там сгинешь? – ответил на это Варвар. – Да и в таких плотных полях эффективнее, когда кто-то следит снаружи и предупреждает.
Странника эти слова совсем не успокоили. Но вариантов он не видел. Струсить и не пойти тоже не мог, а значит нужно идти. И он пошёл, медленно и осторожно обходя пляшущие на земле молнии, приближаясь к основанию выросшей между строениями лозы.
– Стой! – резко окрикнул его Варвар, заставив инстинктивно замереть. – Куда прёшь? Возьми правее!
Присмотревшись, Странник заметил, как в казавшемся свободным проходе сверкнула тонкая голубая молния. Мысленно поблагодарив наставника, он двинулся в обход, теперь уже внимательнее всматриваясь в пространство.
– Сейчас иди как идёшь и ни шагу в сторону, – предупредил Варвар.
Последовав совету, Странник подобрался к выходящей из земли толстой зелёной лозе, которую едва ли можно было обхватить руками. Чуть выше человеческого роста она разделялась натрое и тянулась вверх, врастая в стену второго этажа дома.
– Давай лезь и смотри, что там! – поторопил Варвар.
Разделяющаяся лоза вполне позволяла идти по одному стеблю и придерживаться за другой, чтобы не сорваться. Вскарабкавшись на лозу, Странник осторожно поднялся наверх, заглянул в окно. В пустом помещении с голыми обшарпанными стенами он рассмотрел лишь пляшущие на полу молнии, блокирующие все возможные выходы, кроме окна.
– Здесь ничего нет! – крикнул Странник.
– Тогда лезь дальше! – отозвался Варвар. – И не шуми, а то привлечёшь внимание сам знаешь чего.
Странник с опаской глянул на третий этаж противоположно здания, куда утягивалась лоза. Шаровая молния сейчас была где-то там, хоть и парой этажей выше, что всё равно не прибавляло желания лезть в ту сторону. Но деваться некуда, и Странник полез. Ещё раз с опаской взглянув вверх, он юркнул в окно. Осмотрел пустую комнату. Снова ничего. Выглянул из окна и тут же отшатнулся назад – над головой раздался громкий треск, и шаровая молния лениво выплыла из окна пятого этажа и полетела вдоль лозы к противоположному дому. Странник осторожно выглянул.
– И что теперь делать? – крикнул он Варвару.
– Ничего. Жди, пока уйдёт. И если полетит к тебе, замри и не дыши, – посоветовал Варвар.
«Тоже мне мастер подбадривать» – подумал Странник, выжидая. А шаровая молния сделала как раз то, чего он больше всего опасался: полетела в его сторону. Странник отступил от окна и вжался в стену. Когда треск парящего электрического конденсатора приближался, он действительно буквально задержал дыхание. Но вот треск начал удаляться. Странник осторожно выглянул и увидел, что шаровая молния уже уплывает по лозе на второй этаж другого дома. Времени на раздумья не было. Странник выбрался наружу и заспешил вверх по лозе. Несмотря на учащённое сердцебиение и покалывание в висках от страха близости смертельной и непредсказуемой аномалии, он в целом несколько осмелел, начинав понимать, что шаровая молния не летит буквально куда попало, а движется только внутри зданий и по лозе, словно по электрическому кабелю. Странник так же теперь понял, что потому эта зона и зовётся электрической лозой.
Заглянув в окно и окинув взглядом комнату, он наконец увидел искомое – металлическую пластинку, дающую разноцветные отблески под разным углом зрения. Странник запрыгнул внутрь и подобрал холодный на ощупь артефакт. Тот час раздался приближающийся треск. Шаровая молния летела к нему, поднявшись на четвёртый этаж внутри здания. Странник выскочил в окно и заспешил вниз по лозе. Аномалия догоняла, словно чуя добычу. Добравшись до места врастания лозы в третий этаж, Странник повис на ней, а затем разжал руки и спрыгнул. От приземления дух захватило, но всё прошло удачно. И только после этого Странник понял, насколько, ведь он мог запросто спрыгнуть прямо в «электру». Решив не дожидаться, когда шаровая молния спустится к нему, Странник поспешил вернуться к Варвару.
– Да ты ловкач, я смотрю, – заметил напарник.
Странник оглянулся назад. Шаровая молния уже лениво плыла наверх.
– Эта штука не полетит за нами? – спросил он на всякий случай.
– Не должна. Блуждающие аномалии привязываются к определённой области и устойчивому маршруту. Правда бывают самостоятельные, не входящие в состав зон, так те если потревожить – сбиваются и могут лететь куда попало, могут подолгу преследовать тебя. Если отвяжешься, ляжет на новый устойчивый маршрут. Ладно, хватит без толку болтать. Ставь артефакт и пошли назад.
Странник установил активатор в ячейку в пряжке. Не спеша напарники зашагали обратно к оплоту. По пути Странник не мог не задавать новых вопросов:
– И откуда только всё это берётся... Эти аномалии и существа разные...
– Я без понятия и ко мне с такими вопросами не лезь, – заворчал Варвар. – Сегодня не подохнем – завтра живы будем. А остальное меня не касается.
– Ладно. Просто я не помню ничего. Может я уже и видел всё это раньше...
– Главное помнишь, как оружием пользоваться, и по обстановке ориентируешься, значит проживёшь сколько-то. Странный ты вообще, но к нам многие так попадают, так что это в порядке вещей.
– Правда? А сам ты как и когда попал в братство?
– Я здесь давно, а вот как попал – не важно. Вообще дам тебе бесплатный совет: не задавай никому здесь таких вопросов. И о себе особо не болтай. Что-то невзначай скажешь, и потом возьмёт, да и выйдет тебе же боком, а будет поздно.
– Ладно, я понял.
– Понял ли? – усмехнулся Варвар. – Но хорошо, если так...
Дальше шли молча. Странника тяготило совершенное неведение окружающего мира и происходящего в нём, равно как и отсутствие памяти о собственном прошлом. Да только не было и не предвиделось желающих помогать ему в прозрении. И хотя предложили ему жизнь, что само по себе может быть не мало, но Странник видел в этом лишь перспективы существования ради исполнения неведомой чужой воли. Впрочем, это был лишь его первый день, уже клонившийся к вечеру. Луч заходящего солнца пробился сквозь серые облака, позолотив чахлый лес и сделав унылую серость хоть и немного, но менее мрачной. «Ладно, быть может в чём-то и прав Варвар, – подумал Странник. – Доживём до завтра, а там видно будет».

-----------------
конец главы
Просьба оставлять комментарии, чтобы была возможность размещать продолжение.
Сообщение отредактировал MEW - Суббота, 14.02.2015, 16:27
  Злобная реклама
Суббота, 14.02.2015, 16:10
Статус:
Сообщений: 666
Регистрация: 02.01.2012
Беларусь  nik-prizrakk2008
Суббота, 14.02.2015, 16:31 | Сообщение # 7
Статус:
Опытный:
Сообщений: 2277
Награды: 7
Регистрация: 21.01.2012

Разбивочка
  Злобная реклама
Суббота, 14.02.2015, 16:31
Статус:
Сообщений: 666
Регистрация: 21.01.2012
Российская Федерация  Enclave
Воскресенье, 22.02.2015, 01:27 | Сообщение # 8
Ветеран Спецназа
Статус:
Ветеран:
Сообщений: 5827
Награды: 17
Регистрация: 24.01.2012

MEW, Cпрячь рассказ под спойлер, а то неудобно читать. wink
  Злобная реклама
Воскресенье, 22.02.2015, 01:27
Статус:
Сообщений: 666
Регистрация: 24.01.2012
Российская Федерация  MEW
Вторник, 03.03.2015, 14:05 | Сообщение # 9
Статус:
Гость:
Сообщений: 51
Награды: 3
Регистрация: 02.01.2012

Глава 5. Хранители.
Quos vult perdere dementat.
Кого Бог хочет погубить, того он лишает разума.
(Латинские пословицы и поговорки)


Сообщение отредактировал MEW - Вторник, 03.03.2015, 19:34
  Злобная реклама
Вторник, 03.03.2015, 14:05
Статус:
Сообщений: 666
Регистрация: 02.01.2012
Российская Федерация  xatab666
Среда, 04.03.2015, 20:56 | Сообщение # 10
Статус:
Неопытный:
Сообщений: 565
Награды: 0
Регистрация: 06.03.2014

Люблю фантастику, почитал понравилось скачаю программу балаболка и буду дальше слушать.

Добавлено (04.03.2015, 20:56)
---------------------------------------------
MEW, отлично - мне сразу вспомнился мод Зов Монолита есть сходство, когда выложишь следующую главу жду с нетерпением.

  Злобная реклама
Среда, 04.03.2015, 20:56
Статус:
Сообщений: 666
Регистрация: 06.03.2014
Российская Федерация  MEW
Воскресенье, 08.03.2015, 21:14 | Сообщение # 11
Статус:
Гость:
Сообщений: 51
Награды: 3
Регистрация: 02.01.2012

Глава 6. Прозрение.
Я поджигаю храм твоих убеждений.
Когда он будет разрушен, ты увидишь огромное, необъятное небо.
(Энтони де Мелло. Одна минута глупости)




Сообщение отредактировал MEW - Воскресенье, 08.03.2015, 21:30
  Злобная реклама
Воскресенье, 08.03.2015, 21:14
Статус:
Сообщений: 666
Регистрация: 02.01.2012
Российская Федерация  xatab666
Воскресенье, 08.03.2015, 22:11 | Сообщение # 12
Статус:
Неопытный:
Сообщений: 565
Награды: 0
Регистрация: 06.03.2014

Ну вот и дождался есть что почитать на ночь глядя.
  Злобная реклама
Воскресенье, 08.03.2015, 22:11
Статус:
Сообщений: 666
Регистрация: 06.03.2014
Российская Федерация  Samurai
Воскресенье, 08.03.2015, 22:43 | Сообщение # 13
Статус:
Новичок:
Сообщений: 254
Награды: 4
Регистрация: 06.01.2015

Код
А свет далёких звёзд долетает до нас через десятки, ... Лет


Минимум через тысячи лет
  Злобная реклама
Воскресенье, 08.03.2015, 22:43
Статус:
Сообщений: 666
Регистрация: 06.01.2015
Российская Федерация  xatab666
Вторник, 10.03.2015, 18:56 | Сообщение # 14
Статус:
Неопытный:
Сообщений: 565
Награды: 0
Регистрация: 06.03.2014

Samurai, может подразумевается десятки световых лет.
  Злобная реклама
Вторник, 10.03.2015, 18:56
Статус:
Сообщений: 666
Регистрация: 06.03.2014
Российская Федерация  MEW
Суббота, 30.05.2015, 12:11 | Сообщение # 15
Статус:
Гость:
Сообщений: 51
Награды: 3
Регистрация: 02.01.2012

Глава 7. Возвращение.



Он сказал, что иногда люди вынуждены уйти, но потом они возвращаются.
(Шэрон Кэмерон. Кукла дядюшки Тулли)


Сообщение отредактировал MEW - Суббота, 30.05.2015, 16:38
  Злобная реклама
Суббота, 30.05.2015, 12:11
Статус:
Сообщений: 666
Регистрация: 02.01.2012
Форум » Творчество » Литература » МИСТ: туманный мир / MIST: misty world / книга (Не так страшен конец света, как то, что будет потом.)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск: